Торговля людьми, уничтожение китов и контрабанда — британское акционерное общество The South Sea Company, созданное при поддержке короны, на протяжении полутора веков своей истории занималось самой разнообразной деятельностью. Но главной его функцией было администрирование раздувшегося в ходе европейских войн государственного долга Англии. Вряд ли бы компания оставила яркий след в истории, но в 1720 году она пережила инвестиционную лихорадку, затронувшую практически все слои населения страны. В течение нескольких месяцев бумаги предприятия подорожали почти в 10 раз, а затем их цена рухнула. Верхушка общества сумела неплохо заработать, при этом большая часть инвесторов обанкротилась.

Все могут короли

Европа, рубеж XVII и XVIII веков. Старый Свет содрогается от внутренних конфликтов и противоречий. Династические браки и многочисленные родственные связи сплели могущественных европейских правителей в один клубок, но от этого они не стали ближе друг к другу. Напротив, число взаимных претензий росло.

В этот период король-солнце Людовик XIV стремился упрочить господство Франции на континенте. Из-за его претензий на территорию Пфальца (умерший курфюрст земли Карл II Пфальцский был братом жены брата Людовика XIV) началась война Аугсбургской лиги. Она длилась с 1688 по 1697 годы и охватила большую часть мира: боевые действия велись даже в Гвинее и Северной Америке. В ходе конфликта погибло 700 тысяч человек, при том, что общая численность населения планеты достигала тогда 600-700 миллионов человек.

Участники войны Аугсбургской лиги. Синим цветом показаны члены Аугсбургской лиги, зелёным — Франция

Разумеется, в конфликте с Францией активное участие приняла английская корона. Война стоила ей около 20 миллионов фунтов стерлингов и поставила на грань разорения. Налоги едва покрывали половину расходов казны, и в конце войны Англия впервые в своей истории обратилась к государственным заимствованиям. Противостояние закончилось Рейсвейкским мирным договором, но он не разрешил накопившиеся в Европе противоречия.

Карта Европы по Рейсвейкскому мирному договору. Такие границы сохранялись до войны за испанское наследство (1701—1714)

Совсем скоро начался полноценный передел сфер влияния, известный в историографии как война за испанское наследство (1701 — 1714 годы). После смерти испанского короля из династии Габсбургов Карла II Одержимого на его владения стали претендовать Франция и Священная Римская империя. Против претензий Людовика XIV традиционно выступила Англия, к ней присоединились Нидерланды. Война, охватившая большую часть Старого Света и Северной Америки, унесла не меньше предыдущей — около 700 тысяч жизней. В результате этого конфликта с гегемонией Франции в Европе было покончено. Начал устанавливаться новый мировой порядок, основанный на идее баланса сил.

Раздел испанских владений по Утрехтскому мирному договору

Однако у войны за испанское наследство были не только политические, но и экономические последствия. Она потребовала от англичан колоссальных расходов. Госдолг страны постоянно рос. В 1701 году он составлял 15 миллионов фунтов, в 1714-м — уже более 30 миллионов.  


Развитие английской финансовой системы на фоне европейских войн


Война Аугсбургской лиги, 1688 — 1697 годы

1694 год: основан Банк Англии, он выступает в качестве основного кредитора и держателя госдолга королевства, бюджет также наполняется за счет средств частных кредиторов

1695 год: открыта Лондонская фондовая биржа, на ней продают и покупают бумаги акционерных обществ; их число приближается к 140


Война за испанское наследство, 1701 — 1714 годы

1707 год: Шотландия, провалившая попытку колонизировать Центральную Америку, обанкротилась; Англия и Шотландия объединяются в Великобританию; пример Шотландии показывает англичанам, что государство может перестать существовать из-за финансовых проблем

1711 год: британский госдолг превышает 20 миллионов фунтов; по инициативе лорда-казначея правительства Роберта Харли основана The South Sea Company или компания Южных морей (полное название — компания британских купцов по торговле с Южными морями и другими частями Америки, а также по рыбной ловле); ее основной задачей было управление долгом Великобритании, акции компании торговались на Лондонской бирже


Золото — за океаном, бумаги — дома

Еще в ходе войны за испанское наследство правительство Великобритании провело аудит госдолга и выяснило, что его существенная часть — девять миллионов фунтов — ничем не обеспечена. Властям начал мерещиться призрак будущей финансовой катастрофы. Чтобы ее избежать, они решили провернуть знакомую всем современным трейдерам схему.

Вспомним конец XX века. Сотрудники американского инвестиционного банка Salomon Brothers ездили по США и скупали плохие жилищные кредиты, соединяли их и выпускали под них ипотечные облигации. Спрос на них рос, пока росли цены на недвижимость. В 2007 году использование этой схемы привело сначала к серьезному кризису в США, а затем и во всем мире. Возвращаемся в начало XVIII века. Британское правительство объединяет свои плохие долги в один пул. Государственные облигации, держателями которых была масса частных инвесторов, принудительно обмениваются на акции только что созданной компании Южных морей.

Власти со своей стороны приняли обязательство выплачивать акционерам шесть процентов годовых в качестве дивидендов. При этом доходность по гособлигациям в те годы составляла 6,25 — 9%, так что правительство оставалось в плюсе. Немаловажно и то, что государству гораздо проще было иметь дело и договариваться с одной компанией (а она была квазигосударственной — номинальными руководителями числились сначала принц Уэльский, а затем и сами монархи), чем с множеством кредиторов: The South Sea Company не стала бы требовать быстрого погашения долгов, так что потенциальный кризис отодвигался на неопределенный срок. А акционеры, помимо фиксированных дивидендов, могли рассчитывать на увеличение стоимости бумаг на бирже.

Сертификат акций 1733 года компании Южных морей с изображением герба компании и латинского девиза A Gadibus usque Auroram («От Кадиса до рассвета»)

По итогам войны Великобритания получила так называемое асьенто (reale asiento или королевское разрешение) на продажу рабов в испанских колониях. Работорговля в начале XVIII века была очень прибыльным бизнесом, и занималась им именно компания Южных морей. Так что акционеры вполне оправданно верили в подорожание бумаг. Правда, в соответствии с асьенто, компания могла доставлять рабов из Африки только в несколько портов. Причем в каждый порт можно было войти только раз в год. Тем не менее The South Sea Company успешно занималась контрабандой. Около 50 английских кораблей ежегодно привозили рабов и другие товары в испанскую Америку, то есть предприятие функционировало нормально.

Обложка английского перевода договора асьенто, подписанного Великобританией и Испанией в 1713 году в рамках Утрехтского мирного договора, положившего конец войне за испанское наследство. Контракт предоставил исключительные права Великобритании на продажу рабов в испанской Индии

Между тем, британское общество и финансовая система стремительно развивались. Всего за три года, с 1717-го по 1720-ый, объем частных инвестиций населения в акции различных компаний вырос с 20 до 50 миллионов фунтов стерлингов. Покупка ценных бумаг стала привычным делом, люди включились в спекулятивную гонку за наживой.

К тому моменту парламент Великобритании разрешил компании Южных морей выпустить дополнительные акции. Их снова обменяли на гособлигации. Таким образом The South Sea Company получила под управление примерно 30 миллионов фунтов государственного долга — более 60% от всего объема обязательств короны. Власти снова себя не обидели: дополнительный выпуск бумаг предполагал, что размер дивидендов по ним опустится сначала до пяти, а потом и до четырех процентов. Но на этот раз подписка на акции была добровольной.

Спрос на бумаги подогревался слухами о том, что компания Южных морей вот-вот станет невероятно богатой, поскольку жители Нового Света будут платить за английские товары чистым золотом. Также распространялась информация о том, что предприятие вскоре получит в свое распоряжение все порты в Америке. Кроме того, банки начали выдавать кредиты на покупку акций, что значительно расширило число частных инвесторов за счет несостоятельных слоев населения. Бумаги разлетались как горячие пирожки, а их стоимость быстро росла.


Котировки акций The South Sea Company в 1720 году


В это же время на рынке появилось огромное количество компаний, пытавшихся продать свои акции на волне интереса к инвестициям. Очень часто владельцы таких компаний растворялись в воздухе после успешного размещения бумаг.

В июне 1720 года компания Южных морей, опасаясь перетока средств инвесторов в другие предприятия, пролоббировала принятие знаменитого Акта о пузырях. Документ запрещал создание новых акционерных обществ без разрешения парламента или короля. Он также объявлял вне закона компании, работавшие по старым уставам. Впрочем, акт не спас Великобританию от крупного железнодорожного пузыря в XIX веке.

К моменту принятия Акта о пузырях акции The South Sea Company стоили около 360 фунтов — с начала года их цена утроилась. Еще через два месяца она достигла тысячи фунтов. Осведомленные лица — члены совета директоров компании, парламента и правительства — понимали, что имеют дело с раздуванием спекулятивного пузыря. Они знали, что никакого обмена английского сукна и шерсти на мексиканское золото не будет, да и все порты Нового Света никто не им не откроет.

Негодующих вкладчиков компании сатирически запечатлел Эдвард Мэтью Уорд

В результате высокопоставленные инвесторы сбросили акции, и пузырь схлопнулся. Пострадали в основном малообеспеченные люди, а также банки, которые выдавали им кредиты. Обвал акций коснулся и аристократов, не обладавших полной информацией о компании.

Взятки на развитие

Власти не могли просто закрыть глаза на произошедшее. Началось расследование. Оно показало, что многие члены кабинета министров, парламента и совета директоров компании замешаны в коррупции. Например, канцлер казначейства Джон Айслаби получил от предприятия 20 тысяч фунтов. На эти деньги он поддерживал дополнительные выпуски акций и принятие Акта о пузырях, позволившего компании Южных морей избавиться от части конкурентов. Его посадили в Тауэр, но выпустили на свободу через пару лет, после чего экс-казначей вернулся в свое имение и посвятил себя садоводству.

Расследование возглавлял первый премьер-министр Великобритании Роберт Уолпол. Он приложил массу усилий, чтобы общество не потеряло доверие к финансовым институтам и системе в целом. Так, в ходе процесса он конфисковал около 80% имущества 33 директоров компании Южных морей. Деньги пошли на выплаты пострадавшим от пузыря. Уолпол также оградил от любых возможных вопросов короля Георга I, который был номинальным главой The South Sea Company, и его любовниц, участвовавших в игре на бирже. Часть акций предприятия распределили между Банком Англии и Ост-Индской компанией, занимавшейся для короны освоением Востока с 1600 года.   


Экономика против физики

Инвестиционная лихорадка в 1720 году длилась несколько месяцев. Она охватила не только необеспеченных людей, желающих поскорее стать богатыми, но также многих аристократов и интеллектуальную элиту.

Часто в публикациях, касающихся компании Южных морей, можно встретить исторический анекдот про сэра Исаака Ньютона, одного из создателей классической физики. Ему приписывают следующие слова: «Я могу рассчитать движение небесных тел, но не степень безумия толпы». Он якобы сказал их после того, как вложил 20 тысяч фунтов в акции The South Sea Company и прогорел. Достоверных данных по этому поводу нет. Биограф Ньютона Ричард Вестфаль в книге Never at rest: a biography of Isaac Newton (издана в Кембриджском университете в 1980 году) пишет, что великий ученый действительно вкладывал средства в бумаги компании. Он потратил 21 696 фунтов. Но чем завершилась история, и успел ли Ньютон сбросить акции вовремя, неизвестно.


После расследования Уолпола компанию Южных морей реструктурировали, а управление передали другим директорам. Она продолжила свою деятельность по доставке рабов в Америку. В 1725 году The South Sea Company также начала заниматься китобойным промыслом около Гренландии, но, как и в случае с работорговлей, без выдающихся успехов. Просуществовала она вплоть до 1853 года, продолжая владеть частью госдолга Великобритании. Ее акции по-прежнему торговались на Лондонской бирже, причем котировки, резко упавшие из-за сдувания пузыря, после этого почти не менялись. 

Категории:История