Политическая нестабильность и полная неразбериха в экономике — с такими вводными Аргентина входила в новое тысячелетие. Здесь тоже были «лихие 1990-е», которые страна переживала почти так же тяжело, как Россия. Чтобы стабилизировать ситуацию в экономике, власти Аргентины решились на использование валютного совета или currency board, что фактически означало отказ от свободной монетарной политики и независимой национальной валюты. Но эксперимент провалился и закончился дефолтом. Теперь Аргентина ждет от МВФ помощи на десятки миллиардов долларов.

Тень Уолл-стрит

Толпа перед зданием биржи на Уолл-стрит обсуждает крах Фондовой биржи. 1929 год

Большая часть XX века в Аргентине прошла под знаком финансово-экономических потрясений. Но начиналось столетие неплохо: ВВП быстро и стабильно рос, страна поставляла на глобальный рынок мясо и зерно, зарабатывая немалые деньги. В итоге Аргентина вошла в первую десятку стран с самыми высокими доходами на душу населения. Многие верили, что она станет одним из лидеров нового мира, который рождался в кровопролитных конфликтах.

Этому способствовала политика нейтралитета Аргентины. Война 1914–1918 годов, наделавшая много экономических бед в Европе, ее не коснулась, страна продолжала развиваться. Ужасы Старого Света — жестокие газовые атаки и яростная борьба за многокилометровые окопы — прошли мимо Южной Америки. Тем не менее уже в то время экономики разных стран начали тесно переплетаться в один большой организм. И Великая депрессия, начавшаяся с краха Уолл-стрит в 1929 году, сильно ударила по Аргентине. В стране начался затяжной кризис, отголоски которого слышны и сейчас.


От Великой депрессии к лихим девяностым

19301943: позорная декада (decada infame)

Стартовала и завершилась государственным переворотом. Период запомнился приходом к власти военных, манипуляциями на выборах и коррупцией. Кроме того, в 1935 году был создан Центральный банк Аргентины в форме акционерного общества.

1943: революция

В результате очередного переворота в Аргентине установилась военная диктатура. Популярным становится полковник Хуан Перон, занимающий пост министра труда. Он проводит социальные реформы, направленные на защиту рабочего класса.

19461955: победа перонизма

Хуан Доминго Перон де ла Соса

Перон избран президентом Аргентины. Происходит ускоренная индустриализация, вводятся фиксированные цены на сельхозпродукцию, еще сильнее ограничивается свобода слова. Аргентина становится убежищем для нацистских преступников, в том числе и для Адольфа Эйхмана, ответственного за уничтожение нескольких миллионов евреев. Вводится система государственных пенсий и оплачиваемые отпуска. Проводится национализация, под которую в 1946 году попал и местный ЦБ. Государство завладевает крупнейшими частными банками и железной дорогой. Аргентина активно кредитуется у США. Политическая ситуация остается нестабильной, в 1955 году Перона свергают, он бежит в Испанию.   

19551973: все против всех

Почти 20 лет одна военная хунта сменяет у власти другую, стабилизации достичь не удается. В 1956 году Аргентина впервые сталкивается с проблемой выплаты долгов. Для ее решения создается Парижский клуб кредиторов. Он предоставляет стране отсрочку по кредитам на 500 миллионов долларов США. Бюджет Аргентины перегружен социальными обязательствами, монетарные власти вводят жесткий валютный курс, также используется валютный коридор. Период отличается повышенным уровнем политического насилия и репрессий.

19731976: реставрация перонизма  

Мария Эстела Мартинес де Перон

Вернувшийся из эмиграции Перон вновь избран главой государства. Его третья жена Исабель избирается с ним в паре и становится вице-президентом. После смерти Перона в 1974 году по закону она получает кресло президента. Экономические проблемы нарастают, правительство Исабель свергнуто, у власти снова военная хунта.

19761983: последняя диктатура (la ultima dictadura)

Правительство использует эскадроны смерти для подавления оппозиционного движения. Жертвами становятся от 10 до 30 тысяч граждан Аргентины. Государственный контроль в экономике снижается: уменьшены таможенные пошлины, национальная валюта превращается в полностью конвертируемую. Растет внешний долг. В 1980 году происходит крупный банковский кризис, в 1981-м страна переживает три девальвации песо — на 10%, 34% и 38%. Правительство вводит двойной валютный курс. Рыночный курс песо используется при проведении финансовых операций, он падает еще на 70%. Инфляция стремительно разгоняется. В 1982 году хунта начинает войну с Великобританией за Фолклендские острова и терпит поражение. Власть полностью теряет поддержку населения, объявляются новые выборы.

19831991: шоковая терапия  

Президент Рауль Альфонсин формирует валютные резервы и отказывается тратить их на погашение процентов по внешнему долгу, пока условия по кредитам не будут смягчены. Размер зарплат и цен устанавливает правительство, и инфляция окончательно выходит из-под контроля. Ее среднегодовые темпы составляют почти 600%, в 1989 году она достигает 3000%. За это же время ВВП Аргентины потерял более 10%, промпроизводство сократилось почти на 20%, а инвестиции в основной капитал — более, чем на 50%. В 1989 году выборы выигрывает бывший перонист Карлос Менем. Он говорит, что населению нужно готовиться к серьезной хирургической операции без анестезии, имея в виду готовящиеся шоковые экономические реформы. Проводится приватизация, либерализация торговли и валютного рынка, облегчается режим привлечения иностранных инвестиций. В целом снижается зарегулированность аргентинской экономики. В 1990-м платежный баланс удается свести почти с нулевым сальдо, хотя годом ранее его дефицит составлял 10 миллиардов долларов. Пиком реформ становится объявленный в 1991 году переход на валютное управление для укрощения инфляции.


Сели на якорь

Необходимость стабилизации в конце XX века потребовала от правительства Аргентины экстренных мер. Распространенным методом борьбы с инфляцией является режим валютного управления, который осуществляет специально созданный орган — валютный совет (currency board).

Он наделяется полномочиями центробанка и фактически исполняет его функции на время действия режима. Совет жестко привязывает курс национальной валюты к стоимости резервной или якорной валют и обеспечивает их свободную конвертацию.

При этом из якорной валюты формируются резервы государства, которые, в свою очередь, должны покрывать объем национальной валюты в свободном обращении. Фактически, мы имеем дело с ЦБ, чьи функции урезаны: он не может осуществлять независимую монетарную политику без оглядки на якорную валюту и не может свободно печатать деньги. Правительство, в свою очередь, получает деньги только от налогов и внешних займов, обеспечение расходов эмиссией запрещено. 

Центральный банк Аргентинской Республики

Крайней формой такого подхода можно назвать полный отказ от национальной валюты в пользу стабильных денег. Так, к примеру, поступили в Зимбабве. В 2008 году инфляция там достигла 231 миллиона процентов. В один из июльских дней по состоянию на 17:00 банка пива стоила 100 миллиардов зимбабвийских долларов, через час ее цена выросла до 150 миллиардов. Летом 2009 года местный регулятор констатировал смерть национальной валюты и объявил о переходе на доллары США.

В 1991 году Аргентина также выбрала американский доллар в качестве резервной валюты по курсу один к одному. Это было обусловлено высоким уровнем доверия к экономике США, а также сильной долларизацией аргентинской экономики. В резервные активы валютного совета страны вошли сами американские доллары, золото, а также гособлигации, номинированные в валюте Соединенных Штатов. Доля таких бондов не могла превышать одной трети от общего объема резервов, увеличение веса ценных бумаг в них ограничивалось 10% в год.     


Колониальный подход

Currency board в классическом виде придумали англичане в XIX веке для управления финансами своих колоний. Выпуск монет и банкнот в колониях был жестко привязан к резервной валюте метрополии, фунту. Но по факту в начале у currency board не было права на эмиссию, они были большими государственными обменниками, которые продавали деньги империи и покупали местную колониальную валюту. Самый первый совет учредили на острове Маврикий в 1849 году. Затем по его образу заработали валютные советы в колониях Британской империи в Азии и Африке.  

Модифицированный currency board по функционалу гораздо больше напоминает центральный банк. Он обладает монополией на эмиссию и является проводником денежно-кредитной политики государства. Именно такой совет начал работать в Аргентине в 1991 году. Чаще всего этот метод стабилизации финансовой системы применялся в 40-х годах прошлого века, тогда его использовали одновременно в 50 странах мира.


В истории России применение currency board было зафиксировано один раз. В ходе Гражданской войны в 19181920 годах валютный совет действовал на северных территориях страны, оккупированных войсками Антанты. Там царил полный финансовый хаос. Британское командование воспользовалось проектом служащего Казначейства Его Величества Джона Кейнса, которому будет суждено стать одним из самых влиятельных экономистов XX века, и учредило Государственную эмиссионную кассу. В качестве резервной валюты выступил фунт стерлингов. Его обменивали на местную валюту — северные рубли или, как их еще называли, моржовки — по курсу 1 к 40. Currency board закрыли после ухода англичан из Архангельска в 1920 году.

25 рублей Северной области, 1918

На сегодняшний день валютные советы действуют в нескольких странах и территориях. Например, на Фолклендских островах (резервная валюта — фунт стерлингов, местная — фунт Фолклендских островов), в Болгарии (евро — лев), в Джибути (доллар США — франк Джибути), Гонконге (американский доллар —гонконгский доллар).


Аргентинское чудо

Первым эффектом после введения currency board в Аргентине в апреле 1991 года стало падение уровня жизни и рост социального недовольства. Тем не менее властям удалось победить инфляцию: с нескольких тысяч процентов в 1989 году она упала до 3,4% уже в 1994-м. Еще одним достижением стало восстановление экономического роста. В 1991–1995 годах ежегодный прирост ВВП составлял восемь процентов.

Ситуацию не ухудшил даже «эффект текилы», то есть финансовый кризис в Мексике, разразившийся в 1994 году и ударивший по странам Латинской Америки. К 1995 году фондовый рынок Аргентины увеличился в пять раз. Тогда же международное рейтинговое агентство S&P присвоило стране рейтинг BBB+, что подстегнуло прирост иностранных инвестиций. Заметно выросла торговля. Так, объемы импорта с 1991 по 2000 годы увеличились с 11,6 до 32,3 миллиарда долларов США, экспорт — с 12,1 до 30,7 миллиарда. Аргентина тогда считалась любимицей Международного валютного фонда за последовательное проведение либеральных реформ. На высокий уровень коррупции и назревающий долговой кризис пока не обращали внимание.   

Тем временем росла безработица. К 2000 году она достигла 15%. Падали доходы населения и увеличивался разрыв между богатыми и бедными. В условиях действия валютного совета (у правительства нет возможности печатать деньги по желанию) внешний долг увеличивался как снежный ком — с 30% ВВП в 1993 году до почти 50% ВВП в 1999-м. Задолженность была долларовой, и на ее обслуживание шли деньги, полученные от экспорта. Доля средств от торговли, потраченных на выплаты по процентам, выросла с 22% до 35% соответственно.

Чудес не бывает

В 1999 году волна мирового финансового кризиса накрыла и Аргентину. Соседняя Бразилия решилась на девальвацию, ее экономика стала более привлекательной для инвесторов, и капитал побежал из Аргентины. Госдолг страны тогда превысил 140 миллиардов долларов США. В кризисный год ВВП уменьшился более чем на 10%. При этом спрос на аргентинские товары за рубежом падал из-за того, что зафиксированный валютным советом песо оставался относительно сильным и крепким.

Фернандо Де ла Руа

Новый президент страны Фернандо де ла Руа пообещал не сворачивать деятельность currency board и выступил с программой очередных экономических реформ. Она предполагала структурные изменения в различных отраслях, а также сокращение бюджетного дефицита. Под реализацию программы власти Аргентины попросили у МВФ кредит в размере семи миллиардов долларов США. Организация одобрила выделение денег в 2001 году. Но уже было понятно, что реформы де ла Руа провалились: дефицит бюджета рос, как и безработица, а объем экспорта падал из-за укрепления доллара и привязанного к нему песо.

В конце 2001 года кризис ударил во всю силу. 2 декабря власти объявили, что собираются обменять гособлигации на новые, с более мягкими условиями обслуживания в рамках программы реструктуризации 95 миллиардов долларов США внешней задолженности. На тот момент госдолг Аргентины составлял 132 миллиарда долларов. 3 декабря случилось Эль Корралито, что в переводе с испанского означает «загончик для скота»: правительство ввело жесткие ограничения на движение капитала. С банковских депозитов запретили снимать более 250 песо или долларов в неделю, а для переводов за границу установили «потолок» в 1000 долларов в месяц. 4 декабря агентство Fitch присвоило Аргентине дефолтный рейтинг DDD. Через два дня МВФ сообщил, что аргентинское правительство больше не получит денег. Более миллиона пенсионеров не дождались выплат, что вместе с действием Эль Корралито привело к социальному взрыву и отставке президента де ла Руа.

Честь объявить о дефолте на весь мир выпала выбранному Конгрессом Аргентины президенту Адольфо Родригесу Саа. Это случилось 24 декабря, страна отказалась от обслуживания долга на 80 миллиардов долларов США.

Свободное падение

Эдуардо Альберто Дуальде Мальдонадо

Политическая чехарда привела к тому, что за месяц после отставки де ла Руа в стране сменилось несколько президентов. И только четвертый из них, Эдуардо Дуальде, решился на закрытие валютного совета. За несколько месяцев курс аргентинской валюты упал в три раза, за один доллар США в 2003 году давали 2,9 песо. С этого момента ситуация начала постепенно стабилизироваться. Новый президент Нестор Киршнер объявил войну коррупции, из-за которой во многом возникали проблемы при освоении зарубежных кредитов и распределении средств внутри экономики. Песо же продолжал свободное падение, смягчая последствия кризиса. В течение пяти лет ВВП Аргентины рос на 9% в год. Сегодня доллар стоит около 35 песо.

Нестор Карлос Киршнер Остоич

Работа currency board в Аргентины завершилась с противоречивыми результатами. С одной стороны, основная задача — подавление гиперинфляции — была решена. Стабильный и прогнозируемый рост цен значительно улучшает экономическое развитие любого государства. С другой стороны, к концу века деятельность валютного совета уже не соответствовала тем задачам, которые стояли перед экономикой и финансовой системой Аргентины. Привязанный к доллару США песо оказался сильно переоцененным, что делало невозможным дальнейшее обслуживание раздутого долга. При этом сама задолженность увеличивалась как раз из-за работы currency board, ограничивавшей эмиссию. Образовался замкнутый круг, из которого невозможно было выйти без дефолта.

Митинг перед зданием Национального конгресса Аргентины против решения президента Аргентины Маурисио Макри об обращении к МВФ за финансовой помощью

И до сих пор нет абсолютной уверенности в том, что закрытие валютного совета в 1997 или в 1998 году, когда все говорили об аргентинском экономическом чуде, спасло бы страну от коллапса. В конечном счете, currency board стал одним из элементов сложного кризиса, от которого Аргентина страдает вот уже почти 100 лет. Вероятно, он продолжится и в грядущем десятилетии. В июне 2018 года МВФ согласился предоставить стране 50 миллиардов долларов США кредита в течение трех лет. В сентябре размер помощи увеличили до 57 миллиардов. Деньги планируется потратить на борьбу с оттоком капитала, бюджетным дефицитом и поддержку многострадального курса песо.

Категории:История