Сегодня Россия считается надежным заемщиком — это подтверждается относительно высокими суверенными рейтингами страны от ведущих международных агентств, стабильной бюджетной ситуацией и длительным отсутствием дефолтов. Свой кредитный рейтинг государство начало зарабатывать ровно 250 лет назад, при Екатерине Великой. Первое в истории размещение облигаций за рубежом потребовалось Российской империи, чтобы покрыть растущие военные расходы и сбалансировать поступления в казну. В оформлении кредитов царскому двору помогли голландцы — самые успешные финансисты своего времени.

Рейтинг недоверия

«Блаженной памяти государыня императрица Елизавета Петровна во время Семилетней войны искала занять два миллиона рублей в Голландии, но охотников на тот заем не явилось, следовательно, кредита или доверья к России не существовало”, — писала Екатерина II Великая о финансовой ситуации в Российской империи во времена правления младшей дочери Петра I, которая руководила государством с 1741 по 1761 годы.

В ходе Семилетней войны, охватившей большую часть Европы, русская армия взяла Берлин. «Я верю в то, что все потеряно. Гибели моего отечества я не переживу. Прощайте навсегда», — говорил король Пруссии Фридрих II. Казалось, что для пруссаков все действительно плохо. Елизавета Петровна считалась непримиримой противницей Фридриха, она заявляла, что будет вести войну до победного конца, не считаясь с финансовыми затратами, а если нужно — продаст ради этого половину своего роскошного гардероба. Но Бранденбургский дом спасло чудо. В 1761 году императрица всероссийская умирает.

Е. Е. Лансере. «Елизавета Петровна в Царском Селе» (1905)

Трон занимает Петр III — фанат Фридриха II и прусских порядков. Он заключает с немцами мир и возвращает им все завоеванные территории, включая Кенигсберг, жители которого, в том числе и Иммануил Кант, успели присягнуть на верность русской короне. Таким образом, Семилетняя война окончилась для империи бесславно. Причем не только с политической, но и с экономической точки зрения.

В обращении на тот момент должно было находиться 100 миллионов рублей, однако 40% из них считались потерянными

Война в очередной раз сильно расстроила финансовое положение России. Государственный бюджет страдал от хронического дефицита. Реальные расходы на армию составляли лишь 30% от планового показателя. Кроме того, за казной числился долг в 17 миллионов рублей — Елизавета Петровна подписывала именные указы о выплатах дворянам, но они оставались нереализованными. Сохранились и записи Монетного двора о чеканке, согласно которым в обращении на тот момент должно было находиться 100 миллионов рублей. Однако 40% из них считались потерянными. Часть вывезли за границу, часть осела на руках и никак не использовалась (сегодня бы сказали, что деньги хранятся «в матрасах» и не работают на благо экономики), часть пошла на изготовление ювелирных изделий.

Отдельную трудность представляло отсутствие унифицированного монетного стандарта. Проба серебра для монет находилась в диапазоне от 63-й до 82-й, качественное серебро при этом начиналось от 83-й пробы. В системе госуправления также царила неразбериха. Она выстраивалась по трехступенчатой схеме: губернии — провинции — окружные города. Последними руководили воеводы. Официальное жалованье им не полагалось, воеводы кормились с местных дел самостоятельно, то есть жили на взятки, а учесть их было невозможно. Вся торговля в стране и таможенные сборы находились в руках частников-монополистов, приближенных ко двору. Все перечисленные факторы привели к тому, что казна не могла похвастаться сильной налогооблагаемой базой и страдала от дефицита поступлений.

Рейтинговых агентств пока не существовало, но институт кредитной репутации вполне функционировал

Именно поэтому, как писала Екатерина II, «кредита или доверья к России не существовало». Зарубежные дипломаты, находящиеся в Санкт-Петербурге, хорошо знали о плачевном состоянии российских финансов и не спешили рекомендовать Российскую империю в качестве заемщика. Рейтинговых агентств пока не существовало, но институт кредитной репутации вполне функционировал. Елизавета Петровна так и не сумела взять кредиты за границей.

Екатерина II на балконе Зимнего дворца, приветствуемая гвардией и народом в день переворота 28 июня (9 июля) 1762 года. По оригиналу Иоахима Кестнера

Бароны из Голландии

Петр III, предавший интересы России, продержался на троне недолго. Дворцовый переворот возвысил его жену — Екатерину Алексеевну, немку по происхождению, которую впоследствии назовут Великой. Во времена ее царствования эффективный рынок заемного капитала действовал только в Нидерландах. Местные кооперативы выпускали облигации еще с середины XVII века. Один из самых старых бондов в мире, дошедших до наших дней, эмитировала голландская компания De Stichtse Rijnlanden, управлявшая дамбами, каналами и причалами. А столетие спустя Амстердам окончательно превратился в международный финансовый центр.

Во времена царствования Екатерины Великой эффективный рынок заемного капитала действовал только в Нидерландах

Торговый список Амстердамской фондовой биржи насчитывал 41 выпуск ценных бумаг. В него входили суверенные и частные облигации Голландии, нидерландские и британские акции, а также английские и немецкие государственные бонды. К концу XVIII века список состоял из 110 выпусков. В нем числились и первые в истории облигации Российской империи.

Для организации зарубежного займа Екатерина Великая сформировала Комитет уполномоченных для производства денежных негоциаций в иностранных землях. В него вошли генерал-прокурор Сената князь Александр Вяземский, президент Военной коллегии Захарий Чернышев и вице-канцлер Александр Голицын. Связным с западными кредиторами стал придворный банкир Екатерины II, голландец по отцу, Иван Юрьевич Фридрикс (на самом деле Ганс Юргенсович). В его задачи входила перевозка денег, а также организация погашения процентов по долгу. Комитет должен был привлечь зарубежный кредит объемом в два миллиона рублей. Деньги планировалось потратить на содержание русской армии в Польше и средиземноморского флота, стоявшего на якоре в Венеции и Ливорно, а также для формирования внешних резервов на экстренный случай.

Комитет уполномоченных сумел убедить западных кредиторов в лице голландского банковского дома Raymond en Theodoor de Smeth en Co. в платежеспособности России. Во-первых, страна переживала финансовую реформу и переходила с металлических монет на бумажные ассигнации, что благотворно сказывалось на ситуации с бюджетом, налогами и сборами. Во-вторых, голландцы рассчитывали на будущие победы русского оружия в столкновениях с Османской империей, а значит и на то, что имперская казна пополнится трофеями и контрибуциями.

В 1769 году с участием Raymond en Theodoor de Smeth en Co. состоялось первое в истории размещение российских облигаций за рубежом

Raymond en Theodoor de Smeth en Co. принадлежал братьям Раймонду и Теодору де-Смет. В 1769 году с их участием состоялось первое в истории размещение российских облигаций за рубежом. Банкиры планировали собрать для России 7,5 миллиона серебряных гульденов, но удалось привлечь только четыре миллиона — помешала конкуренция с Голландской Вест-Индской компанией, которая разместила заем на 30 миллионов гульденов для освоения колоний в Суринаме. В 1770 году с помощью дома де-Смет Российская империя получила дополнительно один миллион гульденов, в 1771-м — еще 500 тысяч. А в 1772 году Екатерина II пожаловала братьев де-Смет в бароны.


Первый внешний заем Российской империи

  • купонные облигации выпускались номиналом в 50 тысяч серебряных гульденов, иностранная валюта защищала кредиторов от обесценивания рубля
  • доходность облигаций составляла пять процентов годовых, срок погашения — 10 лет
  • обеспечением выпуска облигаций послужили будущие доходы российского государства от таможенных сборов. Погашение кредита финансировалось пошлинами в прибалтийских городах — Риге, Таллине, Нарве и Пярну
  • кредиторы предусмотрели секьюритизацию займа: банкиры-держатели бондов имели право выпустить и реализовать на рынке производные инструменты — новые облигации номиналом в тысячу гульденов — с обеспечением в виде российского займа. Кроме того, Россия обязалась выплатить долг даже в случае форс-мажорных обстоятельств — войны, политического кризиса или захвата облигаций противником.

А. Н. Бенуа. «Выход императрицы Екатерины II» (1912)

Деньги и сахар

Позднее Комитет принял решение расширить сотрудничество с голландскими кредиторами. В качестве альтернативы Raymond en Theodoor de Smeth en Co. выбрали молодой банковский дом Hope and Company, основанный в 1762 году. Семья Хоуп успела себя зарекомендовать в качестве хорошего кредитора и организовывала займы для Швеции, Польши, Баварии и Португалии.

За финансовые услуги банк Hope and Company требовал торговые преференции. Например, португальцы получили кредит в обмен на добычу и право вывоза алмазов из Бразилии. Впоследствии это превратило Амстердам в один из крупнейших мировых центров по продаже алмазов. Шведы позволили Hope and Company заняться вывозом меди.

С банком Hope and Company у Российской империи установились очень прочные отношения, продлившиеся вплоть до революции 1917 года

Ну а Екатерина Великая предоставила банковскому дому эксклюзивное право поставлять в Российскую империю сахар, а также продавать российские пшеницу и древесину в Европу. За столь щедрые торговые льготы голландцы снизили ставку по кредитам для царского двора до 4,5 процента годовых. Первый заем объемом в 1,3 миллиона гульденов они предоставили в 1788 году. С банком Hope and Company у Российской империи установились очень прочные отношения, продлившиеся вплоть до революции 1917 года. Во время правления Екатерины II дом организовал выдачу 18 кредитов.

К концу XVIII века общий госдолг России составил 215 миллионов рублей, внешняя задолженность достигла 41,5 миллиона. При этом страна успела перейти на бумажные ассигнации, их объем в обращении равнялся 166 миллионам рублей. Империя старалась погашать долги аккуратно, поскольку лояльность западных кредиторов была важна в условиях нехватки собственных средств.

Империя старалась погашать долги аккуратно, поскольку лояльность западных кредиторов была важна в условиях нехватки собственных средств

Так, в 1775 году после победы в очередной русско-турецкой войне Османская империя осталась должна Санкт-Петербургу 4,5 миллиона рублей в виде контрибуций. Средства пошли на частичное погашение долга перед голландскими банками. Источником выплат по займам также выступали таможенные сборы и добыча серебра на рудниках.

Следующий император российский — Павел I — организовал первую в истории страны реструктуризацию внешнего кредита. В 1798 году он подписал указ о принудительном пересмотре условий всех займов, привлеченных у голландских банкиров с 1773 года. Пул многочисленных кредитов объединили в одну общую облигацию на 88 миллионов гульденов. Ставка по ней составила пять процентов, получателем платежей числился банк Hope and Company. 1809 год определили годом полного погашения задолженности. В качестве источника погашения кредита значились все казенные доходы Российской империи.

Новая власть отказалась погашать кредит. Большевики считали, что долг — это ответственность царского режима

Впоследствии долг перед голландскими кредиторами неоднократно реструктурировали, продлевая срок итогового погашения. Он стал привычной частью огромного внешнего долга России, к 1917 году превышавшего 3,3 миллиарда фунтов стерлингов (на тот момент мировым финансовым центром являлся Лондон, а фунт стал ведущей валютой планеты). Новая власть отказалась его погашать. Большевики считали, что долг — это ответственность царского режима, не пользующегося даже малейшей поддержкой населения и опиравшегося только на тонкую прослойку богатой верхушки. Они объявили, что внешние кредиты, которые империя начала брать во время правления Екатерины Великой, играли на руку только западным и российским капиталистам и наносили ущерб русскому народу и остальным нациям, проживающим на ее территории.


Голландский след

История не сохранила задокументированные свидетельства развития, роста или упадка банковского дома братьев де-Смет. Известно, что их именем назван небольшой город Сметпорт в американском штате Пенсильвания — банкиры финансировали приобретение земли под его строительство. В XVIII — XIX веках потомки фамилии де-Смет занимали различные высокие посты в государственной системе Нидерландов, некоторые из них оставались верны делу предков и работали финансистами. Известны также ныне живущие де-Сметы — австралийский бодибилдер Сторм де-Смет (родился в 1982 году) и кинопродюсер Йост Леонард Александр де-Смет (родился в 1959 году).

Банк Hope and Company, в свою очередь, оставил заметный след в истории. В XIX веке финансовая организация специализировалась на инвестициях в железнодорожную отрасль США и России. В XX веке банк занимался инвестированием средств в экономику Нидерландов. В 1937 году Hope & Company присоединяет к себе банк Van Loon & Co. Еще через 30 лет Hope & Co сливается с банком R. Mees & Zoonen, в итоге рождается финансовая компания Mees & Hope. Чуть позднее она входит в состав Nederlandse Overzee Bank, а в 1975 году — присоединяется к крупному голландскому финансовому конгломерату ABN, который работает до сих пор.


Проверенные временем

Сегодня частные инвесторы могут вложить деньги в облигации и другим путем. Многие паевые инвестиционные фонды формируются как раз из долговых обязательств компаний и государств.

Открытый паевой инвестиционный фонд рыночных финансовых инструментов «ТКБ Инвестмент Партнерс — Фонд облигаций», к примеру, позволяет клиентам инвестировать в облигации, выпущенные надежными компаниями, преимущественно российскими. Также деньги направляются на покупку государственных ценных бумаг РФ. Этот фонд подходит тем, кто желает защитить свой капитал от инфляции и рисков, связанных с волатильностью рынков.

Открытый паевой инвестиционный фонд рыночных финансовых инструментов «ТКБ Инвестмент Партнерс — Фонд валютных облигаций» позволяет снизить возможные риски, связанные с девальвацией рубля. Средства вкладываются в государственные и корпоративные валютные облигации. Облигации также входят в состав активов и других открытых паевых инвестиционных фондов под управлением ТКБ Инвестмент Партнерс (АО). Основные качества этого финансового инструмента — проверенная временем и историей надежность, хорошая прогнозируемость, высокая ликвидность — служат для балансировки ПИФов и снижения рисков.

Категории:История