Эндаументы в России: цели, задачи и проблемы

Когда в России появились первые фонды целевого капитала, в каких областях они развиваются, как выстраивают свою инвестиционную политику и с какими вызовами сталкиваются в современном обществе? Дмитрий Пигарев, менеджер по работе с клиентами ТКБ Инвестмент Партнерс (АО) пообщался со Светланой Лавровой, исполнительным директором Фонда ЕУСПб и Председателем Правления Национальной ассоциации эндаументов.

— Светлана, когда появились первые фонды целевого капитала в России и существовали ли они до 1917 года?

До революции целевые капиталы в нашей стране существовали в большом количестве и были обычным явлением. Только назывались они иначе: вечный капитал, вечные стипендии и т.д. В общем, все со словом «вечность», в чем и заключается суть эндаументов. В России существовали тысячи эндаументов, но в 1918 году новая власть их экспроприировала, и они прекратили свое существование.

Можно сказать, что возродились целевые капиталы только в 2007 году. Я предполагаю, что коллеги, с которыми мы рассматривали создание эндаументов в России, даже не догадывались о том, что занимаются возрождением, поскольку речь шла об английском слове endowment, а все практики и идеи брались из западных эндаументов, которые к тому моменту получили большое развитие, преимущественно в англосаксонском мире. И только недавно мы стали поднимать вопрос о том, что у России есть не только опыт наших зарубежных коллег, но и наша огромная дореволюционная история в области целевых капиталов.

До революции целевые капиталы в нашей стране существовали в большом количестве и были обычным явлением

Европейский университет в Санкт-Петербурге

— Что явилось главной предпосылкой для появления эндаументов в современной России? Если посмотреть ситуацию в динамике: что изменилось с тех пор, как они появились в новой России? Можем ли мы сказать, что текущая ситуация более благоприятна для создания эндаументов, чем та, что была в 2007 году?

К середине 2000-х возникла необходимость задуматься, каким образом может быть долгосрочно поддержан некоммерческий сектор в России в постсоветских условиях. Естественно, в советское время было исключительно государственное финансирование. В новой России встал вопрос, чем это государственное финансирование может быть либо заменено, либо дополнено. Очень простая мысль: у некоммерческого сектора в любом его виде, будь то университет, больница, музей, социальная некоммерческая организация, благотворительный фонд и так далее, существует очень малое количество возможных источников финансирования. И среди всех этих возможных источников эндаумент – единственный, который обеспечивает долгосрочность, стабильность и стратегическое развитие.

Эндаумент обеспечивает долгосрочность, стабильность и стратегическое развитие

Что изменилось с 2007 года? Думаю, что понимание окружающего мира стало более глобальным и более стратегическим. Если в 2007 году совсем никто не знал слово «эндаумент» (а заодно и русское «целевой капитал», которое является полным синонимом), то к 2019 году, во-первых, многие акторы (как сейчас принято говорить) в некоммерческой сфере и в государственных структурах выучили это словосочетание, во-вторых, многие начали или начинают осознавать тот факт, что некоммерческой сфере нужен стратегический план, а не только тактический.

— В России эндаументы в первую очередь широко представлены университетскими организациями, но сейчас активнее стали появляться эндаументы и в сфере культуры… Какие еще области на Ваш взгляд могут получить развитие?

Во всех сферах некоммерческого сектора есть эндаументы. Конечно, университетских больше всего, что вполне естественно, так как это обусловлено самой сутью университета как центра интеллектуального и стратегического мышления.

Крупные музеи изначально создавали эндаументы. Например, Пушкинский музей одним из первых создал свой фонд целевого капитала еще в 2007–2008 годах. Чуть позже Эрмитаж, Петергоф, а сейчас и небольшие (по объему бюджета, конечно, а не по значению!) музеи идут по этому пути.

На конец 2019 года эндаументы есть во всех сферах некоммерческого сектора и их порядка 200

В медицинской сфере и сфере социальной помощи мы также знаем примеры: Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» создал эндаумент еще на заре их появления в современной России. Социальные организации, организации спортивной направленности, фонды местных сообществ создают целевые капиталы. На конец 2019 года эндаументы есть во всех сферах некоммерческого сектора и их порядка 200.

В ближайшее время, полагаю, активно начнет развиваться медицинская сфера. В англосаксонском мире, как и до 1917 года в России, при больницах и обществах, поддерживающих медицину, клинические исследования и так далее, аккумулируется огромное количество благотворительных средств и эндаументов, поскольку это долгосрочные проекты. И нет худа без добра, возможно, коронавирус даст импульс для развития таких эндаументов.

Йельский университет

— Если говорить про инвестиционную политику, эндаумент создается на века, а значит, что в российском понимании его инвестиционная политика видится консервативной. Однако за рубежом мы часто видим, что эндаументы размещают свои средства в рискованные активы или даже альтернативные инструменты. В качестве примера можно назвать эндаумент Лувра. В чем отличие инвестиционной политики крупных российских эндаументов от зарубежных? И будет ли ситуация меняться?

Эндаументы – стратегические инвесторы. У нас почему-то считается, что стратегический инвестор должен быть консервативным. На мой взгляд, это продиктовано мировой практикой, когда инвестор стратегический (как эндаумент), и он инвестирует на очень долгий промежуток времени, то, во-первых, это длинные деньги, которые так нужны экономике, а во-вторых, из-за того, что горизонт не короткий, этот инвестор может себе позволить инвестировать в некие инструменты, которые могут не сработать или быть сильно волатильными на коротком промежутке, но при этом однозначно принести больший доход на длинном горизонте.

Именно поэтому самые крупные эндаументы в мире больше 50% средств инвестируют в различные альтернативные инструменты. Например, маленькие университетские эндаументы в США (то есть с размером активов до 25 млн долларов США) инвестируют примерно 11–15% средств в альтернативные инструменты. Заметьте, это именно alternatives, а еще есть акции сверх того, что у нас считается агрессивным походом к инвестированию. У крупных университетских эндаументов (с объемом активов больше 1 млрд долларов США) 58% активов – это инвестиции в alternatives. И сюда не входят даже private equities.

Самые крупные эндаументы в мире больше 50% средств инвестируют в различные альтернативные инструменты

— Кроме инвестиционной декларации, что можно перенять отечественным эндаументам у зарубежных?

Чистые реплики не работают, истории всегда индивидуальные, но принципы перенять можно и полезно.

Во-первых, управление. Необходимо развивать компетенции и компетентность попечительских советов, процедуры и эффективность коллегиальных решений, механизмы инвестиционных комитетов, привлечение внешней экспертизы.

Во-вторых, вопрос фандрайзинга не так хорошо проработан в России, как мог бы быть на данный момент. Многие эндаументы не выходят по объемам за некий порог по единственной причине: в организациях, ради которых они созданы, не системно и не на профессиональном уровне выстроен фандрайзинг. Если это будет сделано осмысленно, системно, профессионально и регулярно, то, конечно же, объемы эндаументов и их количество будет расти.

— Большинство организаций на этапе старта какое-то время думают: нужно ли им создавать эндаументы или нет. При каких условиях некоммерческой организации нужно регистрировать фонд целевого капитала? И какие предпосылки для этого должны быть?

Это, с одной стороны, очень простой вопрос, а, с другой, очень сложный. Ответ на него прост, когда выполняются два условия одновременно: организация понимает свою долгосрочную стратегию и умеет правильно выстраивать фандрайзинг.

Если организация не понимает своих стратегических (долгосрочных) планов, то при хорошо организованном фандрайзинге она будет собирать средства исключительно на текущие нужды.

Стратегия без эндаумента мало осуществима, а эндаумент без стратегии – никогда

Эндаумент – это стратегия. Стратегия без эндаумента мало осуществима, а эндаумент без стратегии – никогда. И, естественно, чтобы эндаумент собрался, чтобы там образовалась некоторая сумма денег, нужен системный, регулярный и осмысленный фандрайзинг. Должна вестись специальная работа по наполнению этого эндаумента.

На втором этапе нужно работать над инвестициями, и здесь наши коллеги из управляющих компаний могут помочь.

Стэнфордский университет

— Вот мы уже и затронули инвестиционную политику. Что касается рынка ценных бумаг, подходит ли российский рынок для размещения средств эндаумента или он все-таки более рискованный, нестабильный, и инвестировать в зарубежные рынки выгоднее?

Любые специалисты по инвестициям в любой стране вам скажут: зарабатывать можно в любой ситуации, на любом рынке. Конечно, хотелось бы, чтобы у нас было больше юридических и физических возможностей. Но даже в наших условиях вполне возможно зарабатывать, и Фонд Европейского университета является тому примером.

С помощью управляющих компаний Фонд Европейского университета зарабатывает достаточно приличные средства на российском рынке, и не только в рублях. Валютные доходности Фонда Европейского университета заставляли несколько лет подряд удивляться управляющих эндаументами Стэнфорда и Йеля. Так что зарабатывать можно везде.

Зарабатывать можно в любой ситуации, на любом рынке

Другой вопрос, что, конечно, всегда хочется большего. Главное, чтобы у вас были правильные советчики и реализаторы вашей инвестиционной стратегии в виде управляющих компаний и независимых экспертов.

— Сравнивая управляющие компании, в чем преимущества и в чем недостатки зарубежных УК перед российскими?

Это сложный вопрос, поскольку российский фонд целевого капитала может быть инвестирован исключительно с помощью управляющей компании, имеющей российскую лицензию. Поэтому на профессиональной ежедневной основе я сталкивалась исключительно с российскими компаниями, а с зарубежными мне не удавалось так плотно работать.

Есть разница в законодательстве и в уровне «свободы рук» у западных компаний. Но это правила конкретного государства. Второе очень важное отличие состоит в том, что в тех государствах, где некоммерческие организации привычно инвестируют, в управляющих компаниях есть особые специалисты для работы с некоммерческим сектором. Это целые отделы либо даже отдельные компании, специализирующиеся исключительно на некоммерческом секторе (университеты, больницы и т.д.).

Российский фонд целевого капитала может быть инвестирован исключительно с помощью управляющей компании

В России данное явление только начинает зарождаться, и лишь в нескольких компаниях есть люди, которые хорошо понимают сообщество эндаументов.

— Эндаументы в России существуют с 2007 года. Почему Национальная ассоциация эндаументов (НАЭ) создана только сейчас? Какие задачи перед собой вы ставите?

НАЭ сейчас официально создали примерно те же самые люди, которые в свое время начинали клуб «Целевой капитал». Еще с 2008 года люди, которые занимались эндаументами, собирались в кафе, обсуждали некоторые вопросы. Все, в общем-то, между собой всегда были знакомы и общались на постоянной основе. Но не было возможности как-то перейти в институциональную форму в силу разных причин.

Большую помощь оказывал приютивший на своей площадке клуб «Целевой капитал» Форум Доноров, активно к развитию темы эндаументов подключился Благотворительный фонд Владимира Потанина. И изначально Владимир Потанин участвовал в формировании тематики эндаументов в России. Фонд Потанина много ресурсов вложил в развитие этой тематики в России. Усилиями этого фонда реализуется образовательная программа, создано пять центров компетенций по всей стране.

В какой-то момент сообщество созрело для того, чтобы юридически оформить свое существование и представляться в различных структурах, в том числе, и государственных, именно как официальное, юридически оформленное сообщество.

Гарвардский университет

Цель НАЭ – долговременное устойчивое развитие некоммерческого сектора в России посредством использования механизма эндаумента. Именно в такой последовательности, то есть не только развитие эндаументов как таковых, а развитие устойчивости некоммерческого сектора, которое может обеспечить эндаумент.

Общие задачи деятельности НАЭ – информирование и просвещение общества, профессионализация как самого некоммерческого сектора, так и государственных структур, улучшение функционирования фондов целевого капитала, создание информационного фона, агрегирование и верификация данных в области целевых капиталов, формирование условно системы «знака качества» и экспертизы по целевым капиталам.

Мы делали многое из этого и раньше, что и явилось базой, и сейчас у НАЭ больше возможностей и ресурсов, чтобы развивать образовательные и просветительские проекты, претворять в жизнь законодательные улучшения, доносить важную для нас повестку до политических кругов, заниматься лоббизмом, если хотите; оказывать консультационные услуги и помощь как начинающим, так и опытным эндаументам.

— Какие есть главные ограничения для развития фондов целевого капитала в России? И как с ними планирует работать НАЭ?

Глобальная проблема – низкий уровень осведомленности, доверия и культуры благотворительности в России. Поэтому общая задача стратегического свойства – повышение информированности общества и культуры использования механизмов поддержки некоммерческого сектора в целом и эндаументов в частности.

Глобальная проблема – низкий уровень осведомленности, доверия и культуры благотворительности в России

В Госдуме лежит (за последние почти три года разработанный и согласованный везде, где только можно) законопроект о поправках в законодательство о целевых капиталах – фактически по избавлению от некоторых важных технических проблем эндаументов (как, например, наделение благотворительных фондов правом формирования эндаументов, пожертвований в эндаументы, и признание всего, связанного с эндаументами, благотворительной деятельностью, что снимает большое количество проблем как в фандрайзинге, так и в административном функционировании фондов). В этом же блоке ряд вопросов, связанных с инвестированием эндаументов, например, присвоение фондам целевого капитала статуса квалифицированных инвесторов.

Главный вопрос для фандрайзинга сейчас – вопрос с налоговыми льготами для юридических лиц при пожертвовании в эндаумент. Поскольку эндаументы доказали за последние 13 лет, что это абсолютно прозрачный и легко модерируемый инструмент, то мы считаем вполне возможным ввести льготы по пожертвованиям в них от юридических лиц. К тому же эта идея уже записана в Стратегию развития благотворительности в РФ до 2024 года. Напомню, что льготы для физических лиц при пожертвовании в эндаумент нам удалось ввести в законодательство РФ еще в 2011 году.

Льготы для физических лиц при пожертвовании в эндаумент нам удалось ввести в законодательство РФ еще в 2011 году

В данный момент происходит обсуждение возможностей долгосрочного развития и создания благоприятных условий для развития эндаументов на уровне Правительства РФ по инициативе Министерства науки и высшего образования РФ. Поскольку обсуждение происходит в Минобрнауки, то речь, в первую очередь, идет об университетских эндаументах. Здесь, среди прочего, обсуждается возможность перевода в эндаумент собственных средств университета, что сейчас, к сожалению, невозможно. Важное направление, которое сейчас активно обсуждается – это возможность мотивирования некоммерческого сектора к формированию эндаументов. Сейчас Минобрнауки рассматривает введение критериев оценки ВУЗов не только по наличию эндаумента, но и по его приросту, по доли бюджета ВУЗа, который финансируется за счет доходов от эндаумента. Это те критерии, которые помогут мотивировать развитие эндаумента через эффективный фандрайзинг и затем эффективное инвестирование.

Еще один важный вопрос – это участие государства в формировании и развитии эндаументов, например, с помощью механизмов мотивирующего софинансирования. Большинство членов сообщества выступают против того, чтобы государство просто раздавало деньги или какие-либо ресурсы. Гораздо более эффективен и надежен (что доказано зарубежным и российским дореволюционным опытом!) формат мотивирующего финансирования. Здесь обязательно нужно развивать контроль и присмотр через механизмы попечительства и квалифицированного наблюдения. И, конечно же, роль государства в просветительстве вряд ли может быть переоценена.

— Светлана, большое спасибо! Желаем успехов НАЭ и Вам лично!