Укрепление власти, развитие собственного производства и торговли, привлечение высококлассных иностранных специалистов — все эти заслуги, как правило, приписывают Петру I. Но царь-реформатор не начинал с нуля. Его предшественники проводили аналогичную политику. Первые Романовы ревностно защищали своих купцов, разрешали иностранцам строить заводы и нанимать на работу свободных людей, пытались сформировать единое денежное пространство. При Петре Великом тенденции предыдущих десятилетий оформились окончательно.

Рывок к величию

Сложная и противоречивая личность Петра I всегда вызывала в России полярные оценки. Об этом свидетельствует работа великого русского историка Сергея Соловьева «Публичные чтения о Петре Великом». Она вышла в Москве в 1872 году и была приурочена к 200-летию со дня рождения царя-реформатора. В ней Соловьев приводит подобные оценки, называя их неисторичными.

Согласно первой, «России, народа русского не было до Петра, он сотворил Россию, он привел ее из небытия в бытие». Второй подход гласит, что Россия до Петра «наслаждалась бытием правильным и высоким». Но вот явился новый царь. Он «заразил общество иноземными обычаями» и уничтожил «народный, свободный строй, попрал народные нравы».

Обе оценки, по сути, одинаковы, поскольку неверны, сетует Соловьев. Они отрицают все предыдущее «развитие народной жизни» и придают отдельному человеку, пусть и такой заметному, как Петр, сверхъестественные, божественные силы.

Несомненно, Петр Великий оказал огромное влияние на развитие России, в том числе — и на финансово-экономическую систему. При нем открыли первую товарную биржу, провели крупную денежную реформу и пустили в оборот рубли из русского серебра, промышленность и торговля бурно расцвели.

Также не вызывает сомнений, что первый Император Всероссийский стоял на плечах гигантов. Ростки его реформ можно найти, обратившись к деяниям ранних Романовых. Централизация власти, попытка сформировать единое экономическое пространство, защита отечественного производства и купцов, привлечение иностранных специалистов и капиталов — все это мы видим еще в годы правления Михаила Федоровича и Алексея Михайловича.

Ростки реформ Петра I можно найти, обратившись к деяниям ранних Романовых

Они руководили страной целую эпоху, 63 долгих года (1613‒1676), и заложили фундамент великих преобразований. Яркая фигура Петра I затмила их, но именно они начали настраивать и пересобирать экономику древнего царства, подготавливая мощный рывок к имперскому будущему.

На пути к единству

К середине XVII века на территории Российского государства действовало огромное количество различных законов. Часть из них морально устарела, а многие акты просто противоречили друг другу. Без единого свода законов власти трудно функционировать. Не говоря уже о том, чтобы проводить последовательные реформы.

Царь Алексей Михайлович созвал специальную комиссию для подготовки Соборного уложения — унифицированного кодекса законов Русского царства. Ее возглавил князь Никита Одоевский. В состав комиссии помимо аристократов вошли так называемые выборные люди — представители служилого и тяглого сословий. Первые были обязаны занимать военные и административные должности, вторые — нести тягло, то есть платить всяческие налоги и сборы.

Составление, редактирование и обсуждение проекта уложения длилось четыре месяца. Земский собор принял его в 1649 году.


Памятник праву

Подлинник Соборного уложения хранится сегодня в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА). Это свиток длиной в 309 метров. Он включает в себя 25 глав и 967 статей. Уложение подписано 315 участниками Земского собора.

С оригинального свитка сняли копию и напечатали в виде книги двумя тиражами по 1,2 тысячи экземпляров — огромный по тем временам масштаб для небогословских изданий.

Источниками Соборного уложения стали Судебник Ивана IV, Стоглав 1551 года, Кормчая книга (византийские церковные и светские законы), Литовский статут 1588 года, а также различные царские указы, приговоры боярской думы и челобитные участников Земского собора.

Печатное издание Соборного уложения продавалось свободно за 26 алтынов с полуденьгой (меньше рубля). Кодекс действовал 200 лет.


Новый единый свод законов регулировал все аспекты жизни. Особенно интересны финансово-экономические новеллы. Так, расширялись имущественные свободы дворянства. Отныне им разрешалось продавать или сдавать поместья, обменивать их на денежные оклады, закреплялось право на вечное владение и бессрочный розыск беглых крестьян — важные шаги к формированию сильного сословия, на который будет опираться императорский трон.

Кроме того, уложение вводило понятие «вольные люди». Из их числа нанимались работники на мануфактуры и стройки. Таким образом, кодекс создавал базу для формирования рынка труда, а значит и капиталистических отношений в России. Позднее, во времена правления Петра I, движение в сторону капитализма сошло на нет: на петровских фабриках, заводах и рудниках трудились, в основном, крепостные.

Кодекс создавал базу для формирования рынка труда, а значит и капиталистических отношений в России

Наконец, Соборное уложение внедрило механизмы контроля над кредитными отношениями. Ставки по ссудам в России в конце XVI века достигали 120%. Кодекс запрещал «кровавое резоимство», проще говоря, ростовщичество. Он также закрепил поручительство в качестве основной формы обеспечения по ссудным обязательствам.

Для неплательщиков предусматривалось наказание: их ставили на правёж — каждый день в течение определенного срока (при долге в 100 рублей — в течение месяца) били палками по ногам. Если должник после этого не выплачивал кредит, его отдавали в кабалу кредитору.

Труд мужчины-заемщика оценивался в 5 рублей за год, женщины — в 2 рубля. Коллекторы того времени не приходили к государевым служилым людям. Например, должников-стрельцов просто лишали денежного жалованья, и они работали за еду. А дворяне имели право выставлять на правёж своих крестьян.

Царю заплатите чеканной монетой

Денежная система Российского государства при первых Романовых находилась в состоянии хаоса. По рукам ходили копейки, полушки и множество разных монет мелкого номинала. Собственного серебра в стране было очень мало, зато на территории современной Украины и Белоруссии тогда — благодаря торговле с Западом и войной с Речью Посполитой — оседали европейские серебряные талеры.

В 1654 году Алексей Михайлович распорядился отчеканить из накопившихся талеров первые серебряные рубли, украшенные двуглавым орлом. Также начался выпуск медных разменных монет.

Денежная реформа была обречена: старый условный рубль в пересчете на копейки весил примерно 45 грамм, новый, перечеканенный из талеров — до 32 грамм. Кроме того, одна медная копейка приравнивалась по стоимости к одной серебряной.

Стремясь быстро пополнить казну твердой валютой, власти допустили еще одну ошибку. Все госзакупки (зерна или других товаров) оплачивались медью, налоги при этом собирались серебряными рублями. Новые деньги быстро обесценивались, ими отказывались пользоваться купцы и крестьяне. Разразился знаменитый медный бунт, в итоге медные монеты изъяли из обращения.

Стремясь быстро пополнить казну твердой валютой, власти допустили ошибку

Аналогично закончилась история с попыткой настроить налоговую систему. Новый косвенный сбор на ввоз соли привел к тому, что цена на этот главный потребительский товар выросла в 6 раз. В 1648 году начался соляной бунт. Сбор отменили. Царь назначил ответственных за провальную реформу. Ими стали чиновники Назар Чистой и Леонтий Плещеев. Разъяренная толпа их растерзала.

Первые Романовы не сумели привести в порядок денежную и налоговую сферы. Но то, что не смогли сделать они, сделал Петр I. Он не изобрел ничего нового. Царь-реформатор серьезно ужесточил фискальную систему (при нем подданные платили несколько десятков налогов и сборов) и тоже не гнушался брать серебро за медь. Успех его финансовых реформ объясняется просто — государство стало гораздо сильнее и могло пренебречь мнением несогласных.

Под защитой Кремля

Торговую и таможенную политику Петра Великого часто характеризуют как меркантилизм и протекционизм. Иными словами, государство стремилось поддержать местных производителей и оградить их от жесткой конкуренции с иностранцами. Похожая политика проводилась и при Алексее Михайловиче.

К середине XVII века в канцелярии царя накопились челобитные. Купцы просили ввести единую рублевую пошлину в виде фиксированного процента во всех торговых городах государства, отменить многочисленные «мелочные сборы» (например, таможни работали внутри страны, и торговцев вынуждали платить за проезд между регионами), защитить их от зарубежных купцов.

В 1653 году власти ввели новый Таможенный устав. Спрос отечественных купцов удовлетворили. Многочисленные сборы заменили единой рублевой пошлиной: для иностранцев — 12‒13% от стоимости ввезенного товара, для русских — 4‒5% при экспорте. Новоторговый устав 1667 года ужесточил правила. Отныне зарубежным купцам под страхом конфискации запрещалась розничная торговля, разрешалась лишь оптовая в Архангельске, Пскове и Новгороде. Ставка для них выросла до 22%. 6% они платили при ввозе товара в Россию, 10% — при транспортировке через территорию государства и еще 6% — при продаже. Объем таможенных сборов с иностранцев в 3‒4 раза превосходил поступления от российских купцов.

Объем таможенных сборов с иностранцев в 3‒4 раза превосходил поступления от российских купцов

Благодаря таможенной политике первых Романовых начал формироваться национальный торговый капитал. Росли ярмарки — Макарьевская под Нижним Новгородом, Ирбитская на Урале (связывала европейскую часть государства с Сибирью), Благовещенская на реке Ваге, Свенская рядом с Брянском, Архангельская и многочисленные торговые ряды в разных районах Москвы.

Экспаты при дворе

Иностранцы на службе России — еще один яркий эпизод петровской эпохи. Специалисты по кораблестроению, архитекторы, инженеры и предприниматели нужны были императору, чтобы наладить первоклассное военное производство. Но привлекать иностранцев начали еще при первых Романовых.

Так, в 1632 году царь Михаил Федорович разрешил голландцу Андрею Виниусу построить близ Тулы первые железоделательные, чугуноплавильные и оружейные заводы. Виниус получал госзаказы на производство пушек и ядер, а излишки продукции ему позволяли вывозить за рубеж. «Это было, таким образом, форменное соглашение заграничного предпринимателя с русским правительством», — пишет Михаил Покровский в «Русской истории с древнейших времен».

Заводы позднее выкупил в собственность датчанин Марселис. Он запустил производство гражданской продукции: кровельного железа, дверей, ставней, чугунных порогов. Примечательно, что Марселис использовал свободный наемный труд. Предприниматель, как отмечает Покровский, набирал «всяких людей по доброте, а не в неволю». Деньги платили не только иностранным, но и русским специалистам.

Примечательно, что Марселис использовал свободный наемный труд

В 1652 году в Москве появилась новая Немецкая слобода — целый квартал экспатов в границах современного Басманного района. Через 40 лет Петр I будет частым гостем в слободе. Он подружится с многими иностранцами. Некоторые из них, например, Франц Лефорт станут первыми лицами обновляющегося государства.

Наконец, в 70-х годах XVII века в стране работало две бумажные фабрики, которые из-за особенностей производства называли мельницами. Одна из них была частной, построенной неким Иоганном фон Шведеном. Он же в 1650-м основал первую суконную фабрику. А в подмосковном дворцовом селе Измайлово работал стекольный завод, где бок о бок трудились русские и венецианские мастера. Крепостные выступали в роли подсобных рабочих, они доставляли на производство золу. Но, сообщает Михаил Покровский, платили даже им — по 12 копеек за тонну.

Категории:История