Memento mori. Оформление наследства как инвестиционный проект

Планирование наследства воспринимается в нашей стране как нечто, что можно отложить на неопределенный срок. И если такая беспечность простительна для обывателя, то владельцам ценных активов, их семьям и партнерам она грозит серьезными проблемами. Впрочем, удобные инструменты передачи наследства появились в России совсем недавно. Один из них — наследственный фонд. Он позволяет обеспечить права бенефициаров и подхватить управление бизнесом в нужный момент. 

Беспечные цифры

Согласно статистике, большая часть россиян не задумывается о передаче наследства. Так, в возрастной группе старше 60 лет завещания есть только у 24% граждан. Более молодые, очевидно, менее ответственны: доля людей с завещанием растет с 2% для возраста до 30 лет до 6% для диапазона 46-60 лет.

В целом, завещания составляют до 20% россиян. При этом в Европе цифра доходит до 40%. Но и 20% — уже неплохо. В СССР к 1979 году было заверено всего 257 тысяч завещаний. От общего числа населения (262 миллиона человек) — это 0,1%.

В целом, завещания составляют до 20% россиян. При этом в Европе цифра доходит до 40%

Да, советскому гражданину практически нечего было оставить своим потомкам. Разве что деньги со сберкнижки, какие-то личные вещи, в редком и счастливом случае — автомобиль. Всерьез задумываться об оформлении наследства, а тем более о его планировании, не приходилось.

Мы живем в условиях капитализма уже больше 30 лет. Появились владельцы частной собственности, значительных активов. Но только недавно наши соотечественники стали свыкаться с мыслью о том, что планирование наследства — не неприятная тема или плохая примета, а сугубо деловой вопрос.

Инвестиция в будущее

Успешного человека со структурированной, оптимизированной и эффективной жизнью легко можно смутить, задав простой вопрос об организации наследства. «Надо этим заняться», — вот самый распространенный ответ. Как показывает практика, дальше дело не заходит.

70% семейных бизнесов не переживают первую смену поколений владельцев, снова напоминает неумолимая статистика. 15% не проходят вторую смену, 12% — третью. Лишь 3% удается остаться под управлением четвертого поколения. Процесс перехода состояний в руки следующих поколений в России только начинается, но уже понятно, что наша страна не опровергнет статистику.

Что нужно осознать и принять?

  • Наследственное планирование — это бизнес-проект, инвестиционный проект. Его не получится быстро обсудить с нотариусом, а затем подписать бумаги и забыть.
  • Проект не является исключительно личным или семейным делом.
  • Проект не начнется без волеизъявления владельца активов. Никто не сможет исполнить его обязательную роль в проекте.
  • Наследственный проект не удастся сделать от и до самостоятельно.
  • Никогда не бывает рано начать такой проект. Бывает только поздно. Вспомните историю Михаэля Шумахера. Нужен ли наследственный план молодому, здоровому и богатому человеку? Да, это необходимый минимум, инвестиция в стабильность дела, семьи, будущих поколений. Тем более, что успешные бизнесмены предпочитают активный отдых и экстремальный спорт.

Кейс

Три партнера купили коммерческую недвижимость и сделали из нее привлекательный объект для продажи. Покупатель нашелся, сделка обещала быть очень выгодной. И тут начались проблемы. Первый партнер не смог получить от супруга согласия на продажу. Урегулирование заняло год. Случилась трагедия: за это время второй партнер умер, не оставив завещания. Еще через шесть месяцев в права вступили трое наследников первой очереди.

Естественно, каждый из них имел свое представление о том, как распорядиться имуществом. Третий партнер сильно сокрушался ведь у него был и брачный контракт, и завещание. И все равно он пострадал от беспечности коллег по бизнесу.

Но беспечно себя вели все трое. Последний вспоминал, что с партнерами они договорились обо всех условиях и отдали юристам оформить все «как надо». Судьба миллионных инвестиций оформлялась стандартными, скачанными из интернета, документами. В итоге он потерял деньги и теперь вынужден разбираться с наследниками партнера.


Долгое время в СМИ достаточно широко освещался конфликт наследников умершего совладельца компании Redmond Максима Агеенко и его бывших бизнес партнеров. Началась корпоративная война со всеми вытекающими — арбитражными и уголовными делами, проверками контролирующих органов, обысками, выемками, арестами.

Причина конфликта? Стороны не смогли договориться о размере выплат наследникам. Она вовсе не заключается в непорядочности или особых традициях, якобы присущих российскому бизнесу. Главной предпосылкой стала все та же беспечность. Пока все были живы, здоровы и в трезвой памяти, казалось, что так будет всегда.

А конфликты никогда не выгодны тем, кто в них участвует. Наследники не знают своих прав и способов их реализации, они могут ничего не понимать в бизнесе. У партнеров нет внятных договоренностей на экстренный случай. Обе стороны обращаются к консультантам — главным выгодоприобретателям конфликта — и получают примерно одинаковые ответы: «Они хотят ваших денег!» или «Вы же потеряете бизнес!» Начинается война. Она истощает нервы, материальные ресурсы и неизбежно заканчивается потерями для конфликтующих.

Конфликты никогда не выгодны тем, кто в них участвует. Наследники не знают своих прав и способов их реализации, они могут ничего не понимать в бизнесе

Помимо беспечности и отсутствия традиций преемственности в российском бизнесе можно выделить еще три препятствия, мешающих созданию полноценного наследственного проекта.

Первое — отсутствие адекватного предложения на рынке. Как правило, консалтинговые и юридические компании предоставляют шаблонные пакетные услуги.

Второе — желание сэкономить. Консалтинговые, юридические и другие сопутствующие услуги часто воспринимаются как статья расходов. Но создание наследственного проекта — это защитная инвестиция, которая поможет избежать затратных корпоративных войн. Разумеется, создать такой проект своими силами невозможно. Как невозможно сшить себе хороший костюм без участия мастеров своего дела.

Третье — лень. Состоявшиеся, трудолюбивые люди часто забывают о том, что для успешного осуществления такого сложного проекта необходимо личное участие. Забота о будущем бизнеса и семьи — дело самого предпринимателя. Его нельзя кому-то перепоручить полностью.

Законы для избранных

В 2018—2019 годах в России провели так называемую наследственную реформу для богатых. В законодательство внесли целый ряд дополнений и изменений. Деловое сообщество получило более-менее адекватные инструменты оформления наследства на замену зарубежным трастам и фондам. Последние стали менее доступными из-за деофшоризации.

До реформы имущество могло передаваться либо в императивном порядке (восемь очередей наследников, претендующих на активы), либо по завещанию. Когда речь идет о понятных и простых вещах, завещание — прекрасный инструмент. Но есть два момента.

Во-первых, обязательная доля супруга в общем имуществе. Переживший супруг — наследник первой очереди и собственник половины всего имущества, нажитого в браке.

Во-вторых, установленное законом право на обязательную долю в наследстве — нетрудоспособный наследник первой очереди, а также нетрудоспособный иждивенец, соответствующий критериям, указанным в законодательстве, все равно получит свое, несмотря на завещание. То есть он приобретает не менее половины того, что он бы получил, если бы завещания не было.

До реформы имущество могло передаваться либо в императивном порядке, либо по завещанию

Тут возникает проблема. Например, няня-пенсионерка, не родственница, проживающая в течение года до открытия наследства дома у состоятельного бизнесмена без заключения трудового договора, может претендовать на часть имущества как иждивенец. Таким же претендентом может стать дальний родственник, получающий регулярную материальную помощь и находящийся фактически на иждивении предпринимателя. И снова прорастают зерна конфликта.

Большое обновление

Итак, наследственная реформа принесла в жизнь несколько новаций:

  • Совместное присутствие супругов при составлении завещания. Неплохо, но каждый супруг имеет право в любой момент изменить свое завещание или отменить его, так что норма скорее декоративная
  • Совместное завещание супругов. Опять же, один из супругов имеет право отменить завещание. Второй получит оповещение от нотариуса, но помешать не сможет
  • Наследственный договор. Новый для российского права документ, равноценный завещанию. Договор заключается с потенциальными наследниками, условия обсуждаются с ними открыто. Документ может предусмотреть все, что позволяется в завещании, и не запрещает наследодателю осуществлять права собственности в отношении своего имущества при жизни. Такой договор, в отличие от завещания, позволяет лучше учитывать динамичность жизненных событий. Договор позволяет формулировать условия получения наследства. Например, потенциальный наследник может получить бизнес, если к определенному моменту он закончит MBA и заработает свой первый миллион долларов. Наследодатель имеет право заключать такие договоры в любом количестве с разными лицами. Если одно и то же имущество становится предметом нескольких договоров, то в ситуации наследования действует заключенный ранее договор (а каждое новое завещание, наоборот, отменяет предыдущее)
  • Наследственный фонд. Инструмент, которого многие ждали. Обеспечивает быстрый переход наследства к людям, выбранным владельцем состояния. И не просто выбранным, а заранее указанным в завещании, предусматривающем создание фонда, с приложением устава и порядка управления. Фонд создается после открытия завещания по заявлению нотариуса или по решению суда, если нотариус забудет или не захочет.

Особенности наследственного фонда:

  • Имущество фонда формируется при его создании из имущества наследодателя и согласно его воле. Фонд может пополняться в ходе осуществления деятельности
  • Устав фонда и условия управления фондом не могут быть изменены после его создания. Исключение — по решению суда
  • Выгодоприобретатели фонда могут войти в состав высшего коллегиального органа, но не в состав исполнительных органов
  • Единоличным исполнительным органом фонда или членом коллегиального органа может выступать физическое или юридическое лицо
  • Информацию о выгодоприобретателях можно скрыть от третьих лиц
  • Выгодоприобретателями не могут быть коммерческие организации
  • Права выгодоприобретателя не передаются по наследству или правопреемству
  • Права выгодоприобретателя неотчуждаемы. На них не может быть обращено взыскание по обязательствам выгодоприобретателя. Он не отвечает по обязательствам наследственного фонда и наоборот
  • Наследственный фонд помогает избежать двух известных проклятий: шестимесячного ожидания для получения Свидетельства о праве на наследство, а также дает возможность ограничить притязания неожиданных и нежелательных наследников, имеющих право на обязательную долю.

Примечательно, что в некоторых странах предусмотрены наследственные фонды двух видов: прижизненные и посмертные. Прижизненный наследственный фонд — генеральная репетиция, возможность отработать механизмы управления и передачи имущества для владельца и его семьи. В ходе российской наследственной реформы вопрос прижизненных фондов поднимался, но в финальное законодательство попал только фонд посмертный.

То есть написать черновик не получится, все придется предусмотреть заранее. Тем важнее становится индивидуальный подход, квалификация и ответственность специалистов. Фонд должен заработать после наступления ситуации наследования, обеспечить права бенефициаров, подхватить управление бизнесом. Формальности и шаблоны здесь неприменимы.

 


Автор: Антон Андреев, консультант по корпоративному строительству частного, партнерского и семейного бизнеса, наследственному планированию и структурированию состояний, адвокат, Президент Международной ассоциации специалистов по имущественному планированию, управлению состоянием и бизнес-иммиграции WealthInterPro

В настоящем материале изложены собственное мнение и выводы автора, которые могут не совпадать с позицией ТКБ Инвестмент Партнерс (АО).

Мы в Telegram

Новости финансового рынка у вас в кармане