Русский Морган. Блестящая жизнь и загадочная смерть богатейшего человека Российской империи

В 2017 году журнал Forbes поставил Николая Второва – русского торговца, промышленника и финансиста – на первое место в списке богатейших людей царской России. Его состояние оценивалось в 60 млн золотых рублей или почти в 1 млрд долларов США по текущему курсу. Рассказываем, как Второв сколотил такой капитал и при каких загадочных обстоятельствах он умер.

Последняя пуля

Ни один историк не расскажет, о чем думал человек перед смертью.

В мае 1918 года самого богатого человека Российской империи Николая Второва хладнокровно убили. Он был застрелен в собственной цитадели – в «Деловом дворе» неподалеку от Кремля.

Колоссальный комплекс зданий, стоивший предпринимателю 1,5 млн руб., говорил о силе и устойчивости компании Второва. Но в итоге «Деловой двор» стал его могилой.

О последних мыслях промышленника и банкира можно только гадать. Возможно, он вспоминал покоренную его семьей Сибирь. И уж наверняка Николай думал об отце – человеке, стоявшем у истоков крупнейшей бизнес-империи России начала XX века.

Второвский пассаж в Томске

Покорение Сибири

В 1841 году в городке Лух (Костромская губерния) в небогатой семье мещан родился Александр Второв. В юности он набирался опыта, работал в мануфактурных лавках и магазинах.

Александр решил открыть собственное дело в 21 год. Но Лух с его очаровательным колокольным звоном, покосившимися избами и живописной речкой оказался тесноват для человека с коммерческой жилкой. Да и всей центральной России оказалось мало.

Второв решил завоевать Сибирь. Здесь был устойчивый спрос – потребители с деньгами. Но практически не было предложения, особенно не хватало мануфактурных товаров.

Второв решил завоевать Сибирь. Здесь был устойчивый спрос – потребители с деньгами

По одной версии, он сформировал свой начальный капитал из заемных средств, по другой – благодаря удачной женитьбе на дочери купца в начале 1860-х. Так или иначе, Александр Второв отправился на Восток империи.

Четыре разорения

В 1862 году предприниматель записывается в III гильдию купцов (капитал – от 1 до 5 тыс. руб.) и начинает торговать. Он закупает товары в Москве и на Нижегородской ярмарке, затем перевозит их в Сибирь.

Второв столкнулся с логистическим кошмаром: Транссиб еще не построили, путь из Нижнего до потребителя занимал полтора-два месяца, из Москвы – все четыре. Из-за проблем с транспортом Александр разорялся четыре раза.

Второв столкнулся с логистическим кошмаром: Транссиб еще не построили, путь из Нижнего до потребителя занимал полтора-два месяца, из Москвы – все четыре

По воспоминаниям современников, Второв отличался практичностью, жестким характером, твердым духом и пренебрежением к лишениям. Поэтому после каждого падения он начинал все заново.

Постепенно Александр расширял географию поставок. Он сумел закрепиться в Иркутске и еще нескольких городах. В 1876-м Александр Второв стал купцом I гильдии (капитал – от 10 до 50 тыс. руб.)

Второвский пассаж в Бийске

Отец русских супермаркетов

В Сибири бизнесмен открывает целую сеть розничных магазинов. Тогда их называли второвскими пассажами, сейчас бы окрестили супермаркетами. В каждом из них были торговые ряды, ресторан и гостиница «Европа».

Пассажи построили в 13 восточных городах. Например, в Иркутске, Чите, Барнауле, Екатеринбурге и Томске. В магазинах, встречавших покупателей зеркальными витринами, продавали всевозможные материалы, аксессуары и одежду, в том числе – последние новинки парижской моды.

Появление первых железных дорог избавило бизнес Второва от самого уязвимого места. «Их дело стало известной, после потрясений сильно окрепшей, оптовой фирмой», — вспоминал купец-старообрядец Владимир Рябушинский.

К концу 1890-х Александр обошел своих конкурентов в Сибири по размерам оборота, сколотил целое состояние – больше 10 млн руб. – и решил переехать в Москву.

Брачные игры

Развитие семейного бизнеса шло своим чередом. Деньги потянулись к деньгам: династические браки связали клан Второвых с другими успешными семьями.

Так, младший сын купца Александр женился на дочери водочного короля России Петра Смирнова. Старший сын Николай взял в жены Софью Макарову – образованную девушку из состоятельной семьи.

Дочери Александра Второва вышли замуж за представителей бизнес-династий Коноваловых и Коншиных.

Сами купеческие свадьбы, где капиталы Второвых сливались с состояниями других семей, по воспоминаниям предпринимателя и мемуариста Николая Варенцова, не были особенно пышными.

Вот как прошла одна из них. Обед для гостей готовили в лучшем московском ресторане «Эрмитаж». Их самих рассаживали за круглые столы, украшенные живыми цветами и фруктами. За обедом среди прочего угощали свежей клубникой, но поскольку торжество пришлось на январь, она оказалась безвкусной. А во время венчания жених и невеста стояли на коврике из живых роз.

Второвы гармонично вписались в московскую деловую жизнь. Впрочем, как это часто бывает, конкуренты называли их выскочками, а к Николаю Второву приклеились клички Сибирский американец и Русский Морган

Второвы гармонично вписались в московскую деловую жизнь. Впрочем, как это часто бывает, конкуренты называли их выскочками, а к Николаю Второву приклеились клички Сибирский американец и Русский Морган – по фамилии легендарного финансиста и промышленника из США Джона Моргана.

Считалось, что Николай – человек жесткий, но не жестокий, прагматично ведущий дела и умеющий зарабатывать.

Николай Александрович Второв

Торговля воздухом

Русский Морган родился в 1866 году. Азы торговли он постигает с 12 лет. Ездит с отцом по ярмаркам, договаривается о ценах с поставщиками, работает за прилавком во второвских супермаркетах.

Коммерческая хватка передалась Николаю по отца. Его тянуло к риску и авантюрам. В 15 лет, подкупив чиновников, он продает купцу Варфоломееву несуществующую железную дорогу Томск — Новосибирск за 135 тыс. руб.

Аферу раскрыли, и над Николаем нависла угроза уголовного дела о мошенничестве. С обиженным купцом удалось заключить досудебное соглашение. Второв-старший обязался подарить Варфоломееву одно из своих предприятий. Впрочем, клан не обеднел: купцу досталось самое убыточное из них с долгом в 50 тыс. руб.

На семейном совете провинившегося Николая решили отправить в Сибирь. Разумеется, не в ссылку. Отец предоставил Николаю полный карт-бланш на развитие бизнеса за Уралом. Фактически, это было не наказание, а повышение.

Большая скупка

В руках Русского Моргана оказались многочисленные сибирские активы — пассажи, оптовые магазины, несколько химических и текстильных предприятий.

К данному списку Николай добавил гостиницы и рестораны, игорные заведения, охотничьи товарищества, золотодобывающие и нефтяные предприятия.

В 1907 году семья Второвых полностью подчинила Сибирь. Клан скупил все местные предприятия своих основных конкурентов – промышленников Стахеевых.

В том же году Николай возглавил Серпуховскую мануфактуру – одну из крупнейших бизнес-структур в стране, куда входили четыре ткацкие фабрики и множество заводов, в том числе кирпичный и литейный.

Сегодня бы сказали, что предприниматели построили экосистему. Правда, только для своих

Сибирский американец инвестировал в механизацию производства, отменил штрафы для рабочих и не заставлял их трудится по 14 часов. Более того, для работников компании Второва организовали училища, их селили в обустроенных казармах.

Сегодня бы сказали, что предприниматели построили экосистему. Правда, только для своих. Например, сотрудники компании получали скидку на покупки в многочисленных второвских магазинах. Им также выдавали беспроцентные кредиты.

Ротонда левого торца здания «Делового двора», 1913 год

Имперские амбиции

Отец-основатель компании умирает в 1911 году. Николаю достается 8 млн руб. наследства, 150 розничных магазинов, паи во множестве крупных мануфактур, разбросанных по всей стране, фабрики, заводы и предприятия в самых разных секторах экономики.

До загадочной смерти Русского Моргана остается всего 7 лет. За столь короткое время Николай Второв сумел превратить и без того процветающий бизнес в настоящую империю.

В 1912-1913 годах по плану архитектора Ивана Кузнецова в центре Москвы построили «Деловой двор» – первый крупный самостоятельный проект Николая Второва.

Тогда центром деловой жизни города считался Китай-город. Но три узкие улочки и несколько переулков не позволяли развернуться Сибирскому американцу. Поэтому огромный пятиэтажный комплекс в стиле неоклассицизма разместили прямо за границей Китай-города.

«Это крупное сооружение является попыткой вынести торговые и промышленные предприятия из исторического района Китай-города, служившего веками средоточием торгово-промышленных предприятий», – писали тогда газеты.

Рекламные проспекты «Делового двора» обещали посетителям комплекса лифты, роскошную обстановку и электрическое освещение.

Многие сомневались, что дело выгорит. В строительство было вложено больше миллиона рублей, инвестиции могли не окупиться. Тем не менее, еще на этапе строительства большую часть помещений бизнес-центра арендовали, а за оставшиеся коммерсанты устроили настоящую битву.

Особняк Второва (Спасо-хаус)

Бал у князя тьмы

В 1915 году в Москве появилось еще одно важное здание. На Арбате архитекторы Адамович и Маят возвели для Николая Второва и его жены особняк. Сегодня он известен под названием Спасо-хаус (Spaso House) — это резиденция посла США в России.

Позднее, в апреле 1935 года в Спасо-хаусе состоялся экзотический прием американской дипмиссии в честь наступления весны.

Для создания весенней атмосферы на прием выписали животных из Московского зоопарка горных козлов, десяток белых петухов, золотых фазанов и длиннохвостых попугаев. Залы особняка Второвых украсили тюльпанами, заказанными в Хельсинки. На приеме, куда можно было попасть только во фраке или черном пиджаке, присутствовали видные члены Политбюро и руководители Красной Армии.

Именно этот прием стал прообразом бала Воланда в «Мастере и Маргарите» писателя Михаила Булгакова.


Сталь для империи и стиль для большевиков

Первая мировая война дала предприятиям Николая Второва еще один мощный толчок.

Текстильные фабрики стали выпускать бинты для солдат, на территории Серпуховской мануфактуры открыли химический завод. Второв также создал акционерное общество «Поставщик». Оно снабжало империю снарядами и боеприпасами.

Первая мировая война дала предприятиям Николая Второва еще один мощный толчок

Кроме того, Николай принял участие в создании АО «Русско-Краска», товарищества «Коксобензол», Автомобильного московского общества (АМО) для снабжения армии грузовиками. Впоследствии АМО переименовали в Завод имени Сталина (ЗИС), а потом — в Завод имени Лихачева (ЗИЛ).

В 1916-м для финансирования промышленных программ Николай Второв покупает «Юнкерс-банк». С помощью кредитной организации, получившей название Московский промышленный банк, бизнесмен приобретает металлургические, цементные и химические заводы. Капитал предпринимателя достигает 150 млн руб.


Империя Николая Второва

  •  Паевое товарищество «Второва сыновья»: капитал 10 млн руб., годовой оборот 40 млн руб.
  •  Товарищество на паях для внутренней и вывозной торговли мануфактурными товарами: капитал 15 млн руб., годовой оборот 70 млн руб.
  •  Московский промышленный банк: капитал 30 млн руб.
  •  АО «Поставщик»: капитал 4 млн руб.
  •  АО «Русско-Краска»: капитал 10 млн руб.
  •  «Коксобензол»: капитал 4 млн руб.
  •  Товарищество на паях «Электросталь»: капитал 3 млн руб.
  •  Товарищество фотографических пластинок «Победа»: капитал 500 тыс. руб.
  •  Донецко-Грушевское общество каменноугольной и антрацитовой промышленности: капитал 5,6 млн руб.
  •  Московское общество для производства цемента и других строительных материалов: капитал 3 млн руб.
  •  Общество Еринского портландцементного завода: капитал 4,4 млн руб.
  •  Московское общество вагоностроительного завода: капитал 3,6 млн руб.
  •  Городская недвижимость стоимостью 3,6 млн руб.
  •  Многочисленные золотодобывающие и нефтяные предприятия

Во время войны некоторые отрасли приходилось создавать буквально с нуля, так как страна столкнулась с острой нехваткой необходимой продукции. Так было, например, со сталью, столь нужной для фронта.

В 1916-м государство обратилось за помощью именно ко Второву, так как он умел находить средства и быстро налаживать производство. Возле урочища Затишье в Московской губернии он построил завод «Электросталь», вокруг которого позднее вырос одноименный город.

В любую погоду на строительной площадке трудились шесть тысяч человек, они часто болели и приходилось привозить докторов, чтобы не допустить пандемии. Но смертность среди рабочих все равно оставалась высокой.

Солдаты Красной армии облачились во второвские шинели и богатырки, которые стали называть буденовками, а кожанки стали визитной карточкой сотрудников НКВД

Электропечи для завода заказывали в Англии и США. Транспортные суда с оборудованием не раз топил немецкий флот. Тем не менее, уже в ноябре 1917-го на «Электростали» состоялась первая плавка. К тому времени пала монархия, а за ней — и Временное правительство. Предприятие получила уже новая власть.

К слову, благодаря Николаю Второву новая власть получила и знаменитую военную форму. На его текстильных предприятиях по проектам живописцев Константина Коровина и Виктора Васнецова шили длинные шинели, галифе, богатырки и кожаные куртки.

Униформа предназначалась для парада русской армии в Берлине после победы в Первой мировой. История повернулась иначе. Солдаты Красной армии облачились во второвские шинели и богатырки, которые стали называть буденовками, а кожанки стали визитной карточкой сотрудников НКВД.

Завод «Электросталь»

Великий организатор промышленности

20 мая 1918 года Николая Второва прямо в его кабинете в «Деловом дворе» застрелил неизвестный. Обстоятельства убийства не ясны до сих пор.

Ходили слухи, что убийца – агент большевиков, а сам Второв собирал деньги на борьбу с новым, еще неустойчивым, режимом. По другой конспирологической версии, бизнесмен инсценировал свою смерть и сбежал за границу.

Еще одна, более прозаичная, версия гласит, что убийцей был незаконный сын Второва по фамилии Гудков. Одни говорили, что он якобы попросил денег на образование и достойную жизнь, другие были уверены, что у Гудкова много карточных долгов. В ходе разговора завязалась потасовка, и загадочный визитер застрелил Николая Второва из револьвера.

«Его похороны, с разрешения советской власти, были последним собранием буржуазии», – писал историограф русского купечества Павел Бурышкин. На похоронах собралось много рабочих. Они несли венок с надписью: «Великому организатору промышленности».

 


При подготовке материала использовались:

Статья «Представители промышленно-торгового мира России на рубеже XIX–XX вв. на примере «Товарищества А.Ф.Второва с сыновьями», публикации историка-москвоведа Павла Гнилорыбова, книга историка Михаила Барышникова «Деловой мир России», книга Павла Бурышкина «Москва купеческая», документальный фильм «Русский Морган»

Мы в Telegram

Новости финансового рынка у вас в кармане