Многие пытаются понять, каковы фундаментальные основания у цены биткоина. Долгое время они не могли найти ничего лучше, чем себестоимость майнинга. Например, подсчитывали цену и количество энергии, потраченной на майнинг. Или исходили из стоимости майнингового оборудования. Есть также распространенное заблуждение, что общая мощность майнинговой сети влияет на капитализацию криптовалютного рынка и курс биткоина. На самом деле это иллюзия, потому что здесь нет дилеммы типа курица или яйцо. Майнинг зависит от курса биткоина, но не наоборот. Чем выше котировка биткоина, тем больше покупается майнингового оборудования и тем дороже оно стоит.

Если мы считаем, что биткоин — претендент на роль денег, то естественно будет сравнить биткоин с фиатными валютами. Например, возьмем американский доллар, наиболее популярную валюту, используемую как в американской экономике, так и в 50% сделок международной торговли.

До 2009 года, когда ФРС США начала активно печатать деньги, стимулируя американскую экономику, для обслуживания ее и мировой торговли было достаточно $1,5–2 трлн. Возьмем нижнюю границу этого коридора, $1,5 трлн, и предположим, что это естественный объем для резервной валюты. Представим, что капитализация биткоина когда–нибудь до этой отметки доберется. Тогда нам нужно будет поделить эту сумму на количество выпущенных в будущем биткоинов, это 21 млн. Отсюда надо вычесть все утерянные биткоины, к которым нет доступа, — по грубой оценке, около 3 млн. И тогда мы получим такой ценовой ориентир, как $83 тыс. за биткоин. Это привлекательная цена для тех, кто купил биткоин по $20 тыс., но мы не знаем, дорастет ли он до этого уровня когда–нибудь.

У биткоина есть сильная сторона: в отличие от фиата, он не только денежное средство, но еще и платежная система.

У биткоина есть сильная сторона. В отличие от фиата, он не только денежное средство, но еще и платежная система. Когда вы покупаете доллар США, вы не приобретаете банковскую систему США. А биткоин — это два в одном. Но это же является и недостатком биткоина. Для того чтобы получить доступ к вашим счетам, вам нужен приватный ключ. И если вы попробуете из одного кошелька извлечь приватный ключ и экспортировать его в другой кошелек, чтобы пользоваться своими средствами независимо от системы, то для неподготовленного человека это будет сопряжено с огромными сложностями. И, в принципе, вся инфраструктура криптовалют сейчас очень сложная. Из–за этого количество сделок, совершаемых с биткоинами, пока невелико. С моей точки зрения, пока количество транзакций не вырастет в десятки или сотни раз, ни о каких претензиях биткоина на роль мировой валюты говорить не стоит даже теоретически. Это главный фундаментальный фактор, который стоит отслеживать для оценки перспектив биткоина.

Часто высказывается мысль, что не может быть резервной валюта, у которой нет постоянной эмиссии каким–то центральным банком. Я категорически не согласен с этим постулатом. Эмиссия денег и инфляция — это просто способ, с помощью которого государство обкрадывает людей и бизнес. В истории США, к примеру, был период в несколько лет, когда наблюдалась дефляция, в среднем 3,8% ежегодно. И в этот же период ВВП США на душу населения рос в среднем на 4,5% в год, притом что еще и население росло. Таким образом, мы приходим к тому, что стоимость биткоина сейчас зависит от веры, надежды и любви. Для кого–то любовь не стоит ничего, а для кого–то ее ценность бесконечна. В этом же диапазоне может меняться и цена биткоина.

Автор: Владимир Цупров, Управляющий директор по инвестициям УК ТКБ Инвестмент Партнерс

Статья была опубликована на dp.ru

Метки:
Категории:Аналитика