Принято считать, что в современном обществе экономический капитал является доминирующим фактором в осуществлении управления, регуляции общественных процессов и социальной стратификации. Тем не менее, теория классика французской социологии Пьера Бурдье, вводящая понятие символического капитала, наряду с экономическим, для понимания жизни общества до сих пор актуальна, несмотря на активную критику. Методика Бурдье, разработанная в шестидесятых годах, широко используется не только во Франции, но и во всем мире по сей день.

В основу бурдьезианской теории легло наблюдение, сделанное во время полевых исследований в Алжире: изучая брачные предпочтения семей, Бурдье обратил внимание, что экономический фактор не является первоочередным при выборе жениха/невесты. Семьи предпочитали претендентов из кланов, имеющих большее социальное признание. Здесь нелишне вспомнить, что само понятие nobilis, обозначающее людей благородного происхождения, переводится с латыни как «известный». То есть в расчет принимаются неэкономические факторы.

Любой выбор человека определен его принадлежностью к той или иной социальной страте

Немаловажной особенностью такого выбора является его спонтанный, неосознанный характер, отсутствие циничного рассуждения о составляющих качествах и возможных практических результатах, но естественное предпочтение в силу определенной структуры практик, привычек, культурных предпочтений, присущих конкретному человеку, который живет в этой системе сам и с ее помощью определяет встречающихся людей (свой/не свой). В использовании такого метода оценки общественных страт есть некая фатальность – получается, что любой выбор человека определен его принадлежностью к той или иной социальной страте.

То есть, если человек принадлежит к сфере директоров производств или крупных банкиров, то скорее всего он будет любить газету Le Mond, а профессора скорее застанешь с изданием Liberation в руках, крупный промышленник будет гурманом, а рабочий будет любить возиться в гараже с машинами. Эта особенность вызывает резкую критику ряда современных авторов, но именно такой подход с разумной ревизией позволяет организовать разнородный и, казалось бы, хаотический материал о жизни общества и культурных феноменах в единую схему.  То, что существует лишь в голове, фантазия, вдруг оказывается мощным образующим рычагом, влияющим на жизнь людей.

Так что же собственно такое – символический капитал? Это набор каких-то абстрактных нематериальных вещей, скорее чувствуемый, нежели осознаваемый индивидуумами поля. Бурдье, говоря об общих интересах и устремлениях индивидуумов в поле, даже использует термин illusio – подчеркивая хрупкость, эфемерность, тленную природу социальных конструкций.

Общество людей вокруг биткойна – очень важная вещь для поддержания криптовалюты

Хорошим примером поля с разделяемой группой людей иллюзией может служить система криптовалюты Биткойн. Общество людей вокруг биткойна – очень важная вещь для поддержания криптовалюты. Феномен держится на вере в то, что биткойн заменил социальные отношения на машинный код, что само по себе парадоксально. О том, чем опасны инвестиции в биткойн мы рассказывали ранее в нашем материале.

Привлекательной эту систему оплаты, при всей ее тяжеловесности, делают четыре качества, описанные Сатоши Накамото (псевдоним человека или группы людей, разработавших протокол биткойна). Адепты биткойна, весьма разные по своим политическим взглядам – от либертарианцев и анархистов до крайне правых – полагают, что сеть Биткойн лишена иерархии, в ней нет какого-то управляющего центра, и предлагают ее как альтернативу примату центральных банков и государства.

Этот тезис активно оспаривается некоторыми учеными-экономистами. Второе качество, привлекающее сторонников к поддержке криптовалюты – это его предполагаемая способность решать ключевые проблемы управления деньгами – бороться с инфляцией. В отличие от Зиммеля, который полагает, что деньги – это процесс, сторонники биткойна видят деньги вещью. То есть биткойн в этом смысле ближе всего к золотым слиткам.

Количество биткойнов как и количество золота теоретически ограничено

Количество биткойнов как и количество золота теоретически ограничено и не может спонтанно увеличиваться по воле банка или государства. Отсюда третье положительное качество – не надо никому доверять.

Даже термины, описывающие добычу биткойнов, выбраны так, будто биткойны лежат под землей, например – глагол «майнить» как обозначение добычи биткойнов происходит от английского mining – добыча полезных ископаемых, а риг – компьютер для добычи биткойнов – происходит от английского rig, которое можно перевести и как «приспособление», и как «буровая установка». Четвертое привлекательное качество связано с этой особенностью криптовалюты – это деньги без долгов, как золото.

Совершенно очевидно, что сторонники биткойна видят долг, как нечто негативное, и не разделяют мнение Зиммеля о том, что деньги – это долг. То есть в основе предпочтения криптовалюты лежит структура философских, этических и культурных представлений человека, им самим даже не осознаваемая, а присутствующая как данность вне критики.

Биткойны многими обывателями воспринимаются как иллюзия – «ненастоящие деньги», хотя их можно обменять на основные валюты, заплатить ими в виртуальном магазине или их добыть. Тем не менее, самое поверхностное знакомство с финансовой литературой показывает, что любые деньги основаны на сериях требований и обязательств, то есть условны.

Либертарианская философия полагает, что деньги – это вещь, которая должна быть в дефиците

За биткойнами стоит либертарианская философия, полагающая, что деньги – это вещь, которая должна быть в дефиците. Появившиеся на волне финансового кризиса 2008 года биткойны являются финансовым отражением символического капитала: системы общественных представлений и взглядов определенных групп, часто неосознанные, превращаются в экономический капитал или в инструмент влияния.

Не стоит обманываться хрупкостью разделяемых иллюзий общественных страт. Так же как в биткойнах, их волатильность является особенно привлекательным качеством для публики (можно играть на разнице курса), так же кажущаяся условность и абстрактность символического капитала еще более усиливает впечатление от его мощи: не стоит недооценивать их вполне реальную власть, посредством которой может осуществляться символическое насилие.

Что любопытно, символическое насилие заставляет подчиняться, хотя не воспринимается как таковое, опираясь на «коллективные ожидания», социально привитые верования. Так же, как и магия, теория символического насилия базируется на теории создания верования, необходимой работы социализации чтобы сформировать сознание людей, наделенное схемами восприятия и оценки, которые позволяют ему находить предписания для каждой ситуации или спора и им подчиняться. Эти схемы восприятия могут быть любыми – негативными, позитивными.

Например, философское и этическое понимание сущности денег влияет на то, куда человек предпочтет вкладывать деньги – в криптовалюты, в ценные бумаги, в золотые слитки. Символический капитал способен неявно, нередко минуя критику сознания, проявить власть через своих агентов – носителей подобной структуры сознания. Следует принимать во внимание символический капитал как фактор при принятии решений, так как он не только действует, минуя критику сознания, но и получает необходимую поддержку из окружения индивида, создавая ощущение «все так думают».

Люди с аналогичным символическим капиталом воздействуют на индивида, как агенты этого капитала

На самом деле, несмотря на бытовое взаимодействие с разнообразными стратами, референтной группой для личности являются люди из его социальной страты или даже мезо-поля, которое существует вокруг него. Люди с аналогичным символическим капиталом воздействуют на индивида, как агенты этого капитала. Поэтому при принятии решений стоит сразу определять символический капитал данной группы и учитывать его.

Инвестиции в криптовалюты сопряжены с серьезным риском — есть вероятность не только прогореть на ставке на биткойн, но и превратиться в преступника. Власти многих стран указывают на тот факт, что анонимная среда, в которой существует биткойн, — идеальное пространство для отмывания средств и финансирования терроризма. Подобный имидж криптовалют отпугивает серьезных инвесторов. Поэтому инвестировать в криптовалюты стоит только в том случае, если вы готовы принять на себя экстремально высокие риски.

Для остальных частных инвесторов разумнее обратиться к традиционным инструментам. Во-первых, они легальны. Во-вторых, с их помощью существует возможность получить прибыль выше инфляции и без лишней головной боли.

Так, например, за 2017 год Открытый паевой инвестиционный фонд рыночных финансовых инструментов «ТКБ Инвестмент Партнерс — Фонд облигаций» позволил инвесторам увеличить свои сбережения на 12 процентов. И это результат по самой консервативной и низкорисковой стратегии, которая подразумевает вложения в облигации. Такую доходность не показывают сейчас даже безопасные банковские вклады. Инфляцию, которая по итогам прошлого года составила 2,5%, указанная стратегия обогнала в несколько раз.

Еще один вариант для тех, кто заинтересован в надежных инвестициях, — доверительное управление. Управляющие компании, как правило, предлагают клиентам индивидуальные инвестиционные стратегии. Специалисты помогут собрать наиболее приемлемый портфель — в него могут войти как акции российских и иностранных компаний, их долговые бумаги, так и паи биржевых инвестиционных фондов (ETF). Индивидуальный подход позволяет настроить портфель под пожелания клиента и, при необходимости, утолить его аппетит к риску, инвестируя в акции недооцененных компаний. В любом случае, риск от таких вложений окажется в разы ниже, чем игра с биткойном.

Автор: Екатерина Валова


ОПИФ рыночных финансовых инструментов «ТКБ Инвестмент Партнерс – Фонд облигаций», прирост стоимости пая на 29.12.2017: за 3 мес.: 2,3%; за 6 мес.: 4,9%, за 1 год: 12%; за 3 года: 49,5%; прирост стоимости пая на 31.07.2018: за 3 мес.: 0,6%, за 6 мес.: 2,68%, за 1 г.: 8,35%, за 3 г.: 38,24%.

Категории:Инвестиции